"Иностранец" #21, 1999 г.

Валерия Новодворская

Гражданское общество идет на гражданскую войну

Ошибается тот, кто думает иначе; а тот, кто действует иначе, ошибается вдвойне. Чем выше развитие гражданского общества, тем выше вероятность, что сограждане будут убивать друг друга по высоко идейным соображениям: ради истины, исправления нравов, манеры есть яйцо с тупого или острого конца; ради реализма, марксизма, эксгибиционизма и лингвистических особенностей индивида.

Именно поэтому в палеолите не могло быть гражданских войн: войны из-за женщин, добычи, пещер, шкур и территории не имеют ничего политического. Это чистая уголовщина, и, конечно, если бы в те темные века уже существовал КГБ, статус политзаключенных не поделившим хобот мамонта не светил бы.

Гражданская война - побочный плод гражданского развития; корень интеллекта, избирательности и нетерпимости достаточно горек, поэтому не все плоды его сладки. А чем свободней социально-политическая структура, тем больше вероятность, что индивидуальности вцепятся друг в друга (если повезет, это будет полемика; если не повезет, то вообще война). Демократия, феодальная конструкция, олигархия - это очень просторная авоська. Сквозь петли легко просочиться, дабы исправить "ошибку" Творца, разрешившего существовать в той же авоське диссиденту.

В конце концов, только тоталитарная паутина клейко держит гражданина за лапки и не дает ему развернуться картечью по соседям. В муравейнике также гражданские войны исключены: железный регламент и любовь каждого к Большой Сестре (царице или королеве-матке), стопроцентная занятость и скудость интеллекта в ульях, муравейниках и казармах позволяет даже обходиться без О'Брайенов и Министерства Любви.

В сущности, гражданская война - плод определенного уровня развития, этап большого пути к дискуссиям в Интернете. Неприятный этап, что и говорить. Но любишь кататься, люби и саночки возить. Моральная, интеллектуальная, техническая изощренность сильно зависит от того, была ли исторгнута первобытная тупость серией развивающих гражданских войн, словно серией развивающих игр.

Как правило, тоталитаризм и недоразвитость поражают ту страну, которая не отточила свой дух в концептуальных гражданских войнах. Причем чем позже случилась гражданская война (конечно, выигранная наиболее развитой стороной и грамотно ликвидированная), тем больше у страны шансов играть первую скрипку в новейшей истории.

Если хотите, первой гражданской войной на Земле был идейный конфликт Каина и Авеля на почве вегетарианства и попыток убедить Бога в правильности своей сельскохозяйственной модели.

Как известно, Каин был земледелец, ботаник и пацифист, а Авель, напротив, - скотовод. Жертвы скотом были угодны Богу, когда Авель сжигал тук на алтарях (в пацифисты человечество не готовили, возможно, понимая в Эдемской администрации то, что С. Лем в XX в. понял в своем "Возвращении со звезд": способность убивать завязана на творчестве, риске, предприимчивости, науке и прогрессе).

Плоды Каина отвергались. Каин был, по существу дела, первым гринписовцем. Он убил Авеля за убиенных зверушек, стремясь в конце концов склонить Бога вступить в его организацию. И именно потому, что Бог знал, что будущие люди - братья, что они сделаны им так, что будут убивать друг друга, что они, пожалуй, даже должны этим заняться, потому что иначе не будет человеческой истории, озаренной кровавой звездой, осиянной зловещим величием, Он не покарал Каина смертью, признав его преступление политическим. Каин ушел в ссылку, по этапу, расконвоированный. Однако семена раскаяния были брошены тут же, на месте. "Каин, где брат твой, Авель?" - пронзительность этого вопроса никак не соответствовала смущенному запирательству на допросе: "Разве я сторож брату своему?" От этого первого проклятого вопроса и стыдливого ответа уже было недалеко до Христового "не убий".

Нет, убивать, конечно, убивали. Такова наша природа, наш жребий, наша роль. Но знали, что нельзя, что грех, что убиваешь ты в сущности себя.

Но эта гражданская война, запрограммированная на библейских страницах, моложе импичмента. Тот - древнее. Потому что недоразвитость тех, кто провозглашал первые импичменты, вообще находится вне Библии, вне священных идеологических книг.

Один из составляющих импичмент идеалов - это, как ни странно, животное начало. Доминировать должен сильнейший (потом уже, в США, умнейший, компетентнейший, бесспорный лидер). Поэтому некрасивая сцена в Сионийских горах (не путать с сионистскими), злорадный вопль Табаки: "Акела промахнулся!" и необходимость отстаивать роль вожака, сражаясь со своей собственной волчьей стаей, со всеми по очереди - это рыцарский турнир волков, это импичмент для зверей. Со смертельным исходом, сугубо утилитарный.

Если мы заглянем через гребни тысячелетий и воззрим на импичменты Ельцина и Клинтона, то найдем много сходства, вплоть до вопля какого-нибудь Табаки-газетчика: "Акела (Билл, Борис) промахнулся!" Но заметим и ряд отличий - не в пользу людей. Во-первых, человеческой цивилизации свойственно уважение к старости (буйволов-то не надо лично ловить, говядины полно в супермаркетах). Никто не гонит Папу Римского из-за преклонных лет, не шпыняет английскую королеву. К тому же сионийские волки благородны: они предлагают поединок и не бросаются всем скопом, как бросались на Клинтона и особенно на Бориса Ельцина. Здесь явно выпало какое-то одно звено.

Первым человеческим импичментом в мире был эпизод, описанный Фрейдом в его этнографической работе "Тотем и табу". У импичмента куда более глубокие корни и мотивы, нежели у исторически молодой гражданской войны.

Первобытная орда состояла из старика-отца, его женщин, его сыновей. И в один прекрасный день в момент затмения сыновья убили и съели старика-отца, авторитарного лидера. Он был своего рода тотемом племени: идеологом, предводителем. Помните у Гумилева: "...о деревнях с кумирами древними, что смеются улыбкой недоброй..." Так состоялся идеологический импичмент во имя свободы. Орда распалась на семьи, каждый получил женщину. А тотем, свирепый и угнетающий превратился в своего рода табу. Отныне и до конца веков было предначертано наказание заговору с целью захвата власти, революции, бунту детей против отцов. Закручивались спирали мировых отношений, фазы свободы и угнетения.

Неизбежно достижение свободы, отмена архаичного рабства. Этом совершится через бунт, революцию, кровь и насилие. Тотем сгорит в огне мятежа, но вместо него возникнут угрызения совести и мрачное табу на насилие и кровь. Поэтому непременно возникнет новая тирания, новая узурпация. Старик-отец станет властью, а власть не бывает мягкой и праведной. Сыновья-охальники сделаются народом. И этому противостоянию не будет конца. Власть с присущим ей насилием и кровью - свержение власти народом через революцию, кровь и насилие - учреждение нового порядка, несущего в себе после кровавых дождей Революции всходы новых насилий и несправедливостей. Можно расстрелять Чаушеску, Николая II, задушить или пристукнуть табакеркой Павла I, но где-нибудь непременно выплывет мертвечина: Аракчеев и декабристский бунт у Александра I, Крымская война у Николая I, Илиеску в Румынии. Махно, возможно, плата за Разина, Бирон - за царевича Алексея. И этому не будет конца. Импичмент - жертвоприношение. Сегодня, конечно, в США это смягчено. А вот в России - нет. Первобытная орда во всей своей свирепости и похоти. Убийство. Съедение наследия Отца, наследия Реформ. Переваривание сущности, поглощение. Россия только кажется частью современности, на самом деле она все еще в том лесу, на той поляне, где совершалось пиршество каннибалов.

Отношения власти и народа никогда не будут нежными, а там где пожестче, попроще, потемнее, будут кровавыми. А все из-за импичмента, старого комплекса человека, комплекса иногда ложного.

Гражданская война бывает необходима; ultima ratio, ничего не поделаешь; импичмент - никогда. Как был он баловством в самом начале, так и остался им поныне. Роскошь, архитектурное излишество, развлечение для избранных. Бывает (правда, редко), что импичментом пытаются заменить гражданскую войну; и если получается, то еще реже.

В нашей злополучной стране теоретические изыскания даже в области безобидной генетики или кибернетики, еще более безобидной, зачастую приводят в тюрьму и на плаху. Поэтому хочу уточнить: необходимость гражданской войны в далекие времена не означает ни ее проповедь, ни ее разжигание сегодня. А то уж и в УК соответствующую статью запустили. Лучше бы поголовье коммунистов, вирусов гражданской войны, поуменьшили. А то если в нашем IBM (или как там окрестили железного друга с экраном и клавишами) на всех файлах фашисты с коммунистами, причем давно уже внарезку и вперемешку, как комплексный обед, то без всяких разжиганий и призывов виртуальная война может обернуться реальной: той, "единственной, гражданской". Слишком давно мы не вытирали пыль с комиссарских шлемов.

А теперь пришла пора доказать, что гражданская война рентабельна для будущего развития страны, если выигрывается стороной с наивысшим политическим и экономическим IQ.

Сравните Японию и Китай. Древние китайские гражданские войны эпохи "Враждующих царств" окончились очень рано. А дальше пошли тираны из Циньского царства и конфуцианцы из Ханьского, Минского, Суйского, Танского. Сначала Циньское царство вбило китайцев по горло в землю казнями и пытками, навеки упрятав их за Великой Стеной, то есть за Великим Железным Занавесом. А после страхотерапии пошли моральные нравоучения конфуцианских правительств о покорности и смирении, о единстве и солидарности. Отсюда катастрофический Мао и хунвэйбины. Долго еще придется китайским товарищам, счастливым обладателям пыточных камер и полумиллиона политзаключенных, догонять Запад. Еще парочку царств (лет по 300-400). Успешное развитие Тайваня - результат успешной гражданской войны, выигранной Гоминьданом у красных в далекие времена. И отменным усвоением западных идеалов китайская некоммунистическая республика, конечно, усилила свои позиции.

А Япония провела в войнах кланов, в гражданских войнах, всю свою историю. Никто не мешал, никто не учил смирению. Страна - самурай, бесстрашный воин второй мировой войны, сраженный только техническим превосходством Америки - атомным оружием. А сегодня она - бесстрашный конквистадор технологий, полководец экономики.

Фламандцы первыми в Европе вкусили от республиканских благ, благодаря войне с Испанией, имевшей гражданский характер (Фландрия была частью Империи и многие фламандцы высокого ранга сражались на стороне метрополии).

Скандинавия, в частности, Дания и Норвегия, прошли через горнило гражданских войн, в результате чего Норвегия создала первую в Европе многопартийную систему (в XII веке!). Викинги отточили в боях свой теоретический и практический индивидуализм, который даровали и в Европе, и нашим предкам.

Боюсь, что французский ранний абсолютизм и отсутствие серьезных гражданских столкновений (не считая жалкой Фронды, а Фронду настоящую прикончил еще Людовик XI) и привели к ужасам якобинского террора, неумению его оппонентов организованно ему противостоять, к куче неуклюжих "революций" и к сильнейшему социалистическому засилью конца 30-х - начала 40-х годов, к созданию мощной компартии и нынешним социалистическим эксцессам Жоспена.

Позднее создание германского государства и его мягкий тоталитарный строй породили "заединство" фашизма.

Римские гражданские войны выигрывались отнюдь не самой разумной стороной, поэтому и торжествовали Октавианы, Крассы, Суллы и Марии, Калигулы и Клавдии. Драчливость, помноженная на неразборчивость (единственно концептуальный конфликт был с братьями Гракхами) и привела Рим к оперетке, поставленной Муссолини. Столь же бессмысленны были и гражданские конфликты греков, которые вечно искали тиранов у себя под ложем, а найдя, не знали, как с ними бороться. Судите по уровню развития Греции сегодня.

Вечно зажатая в тиски Испания больше боролась с маврами и склонялась перед Инквизицией. Поэтому в конечном итоге Франко с помощью жесточайшей гражданской войны остановил коммунистов, но война эта была первой, и никогда Испания не сможет догнать Британию и США.

Гражданское развитие Британии стоит на трех китах: на Шотландии, Ирландии и собственно Англии, которые выясняли отношения вплоть до XX века (а в Ирландии продолжают выяснять). Вольности Великой Хартии добывались с оружием в руках; а когда в руках есть оружие, оно чаще всего применяется по назначению.

"Цена свободы!" - так восклицали во время боя фримены, свободные обитатели планеты Дюна из американского романа. И недаром американский народ до сих пор считает гарантией своей свободы право носить оружие. И недаром советский народ (и российский до сих пор) за такое право получает 5 лет тюрьмы. Нет оружия в частных руках - нет свободы.

Британия впервые применила импичмент к Марии Стюарт, превентивно, из страха перед гражданской войной, которую могла развязать католичка на троне.

Один раз помогло, второй раз - нет. Казнь Карла I, этот импичмент по классической формуле, ничего не дала. Гражданская война все равно разразилась: надо было менять формулу монархии, искать на ощупь викторианство.

Британцы в дальнейшем блестяще решили этот вопрос: королева не имеет власти, поэтому нет смысла подвергать импичменту традицию. А премьер-министр не является главой государства, и импичмент ему ни к чему.

Вообще импичменты - прерогатива островной демократии, ибо континентальная держится на многопартийности и политической дифференциации. Ей нужны эти костыли, ибо она неполноценна. А вот островная демократия держится на законе и индивидуальной свободе выбора, на качестве, на типе народа, на его суверенитете.

Закончились гражданские войны, отлиты в бронзе гражданские формулы. Ну как было избегнуть войны Севера против Юга? Надолго Миссурийского компромисса не хватило. Да и какой компромисс здесь был возможен, между южным рабством и современным Севером? И какой импичмент бы помог? Убрать Линкольна, Джефферсона Дэвиса? Дело было не в них. 4 года борьбы за формулу страны. Цена свободы.

Свобода в США настолько незыблема, что импичмент не нужен, хотя планировался он как индивидуальный подход к лидеру народа (не толпы, но группы личностей). А поскольку мировые вопросы с его помощью нельзя решить, то импичмент в США давно работает, как вотум недоверия. Блестящий штрих драгоценного пейзажа в рамке из звезд и лучей.

А в нашем российском варианте "импичмент" имеет много значений: все, что угодно, кроме фрейдистских и европейских реалий. Вендетта; прелюдия к гражданской войне; элементарный пронунсиаменто (военный переворот). Все гражданские войны западники в России проиграли, начиная со взятия Новгорода в пятнадцатом веке до подавления польских восстаний в девятнадцатом; от смерти Столыпина до 1917 года. А если где и выиграли (1991-й и 1993-й), то не воспользовались плодами. Поэтому еще немного канители, и гражданская война останется для нас единственным конструктивным диалогом.

Если ждать Армагеддона, когда злой волк Фенрир сорвется с привязи, и в битве с красным Мировым Злом погибнут все Боги и герои.