"Иностранец" N45, 1998 г.

Валерия Новодворская

Широка душа моя родная

Кто-то из великих наших классиков с похвалой отозвался о всемнрно-исторической отзывчивости нашего же народа, о чутких струнах бояновской русской души, которая то рыщет серым волком, то куда-то уползает ужом, то кидается белым лебедем под облака. Словом, очень активно ползает, бегает, прыгает и летает (и в основном совсем не там и не туда, где и куда нужно). Да уж, мы очень дальнозоркие. Бревна в своем глазу не замечаем, зато все соринки в глазах у соседей давно взвешены и сосчитаны.

А что насчет всемирной и исторической отзывчивости, то здесь ведь нельзя, как в спорте: главное - не победа, а участие. Если посмотреть на результаты нашего горячего и пламенного участия в мировом процессе, то, право, лучше бы нам быть всемирно и исторически глухими (насчет чужих дел) и хоть иногда разгребать собственные помойки. А то классические времена миновали, и черный час искупленья пробил. И современники из менее отзывчивых на чужие дела (не по делу) цивилизованных стран вместо похвалы и восхищения могут излить на нас хулу и негодование, например, словами старинной американской пародии на "Трех мушкетеров" Дюма, где мушкетеры поют такую песенку о гвардейцах кардинала:

Надо, надо, надо было
Не пускаться вам в поход
И свое свиное рыло
Не совать в наш огород.

А если конкретнее: сунулись в XVIII веке в "европейский политик", таскали каштаны из огня то для короля польского Августа, то для разных там курфюрстов, то Азов брали, то со шведами воевали (говорят, что нам нужны были выходы к морю, так откуда же взялась идея традиционалистов о том, что мы - теллурократия, а все беды от атлантизма и талассократин, то есть от океанов и морей? Значит, дело было не в завоевании пустынных волн на идейной платформе переполненности великими думами?) Не в намерении грозить шведу было благо? И стоит ли закладывать города не для себя, а назло надменному соседу? И лучший ли способ открывать окно в Европу - втыкать в стену штык или разносить ее в клочья из пушек? Может науки и торговля здесь лучшие лоцманы, чем армия?

А то через Альпы Суворов переходил, а зачем? Что там Россия для себя нашла, кроме альпийских фиалок и пустого паблисити?

Какая выгода для России была от Священного Союза, амбициозного проекта Александра? Наверное, такая же, как от Варшавского Договора: пыль в глаза, лапша на ушах и сильно облегченный кошелек.

Зачем понадобилось вмешательство в балканскую темную историю и русско-турецкие войны? Во имя чего было геройство Скобелева? Не тогда ли сербы решили, что раз они - наши братья, то будут за нами, как за каменной стеной, а в качестве ближайших родственников им можно все? (Не из-за этого ли началась первая мировая война, в которую мы от большого ума влезли и обрушили всю свою будущую жизнь, кончившуюся на 70 лет после Октябрьского переворота? Надеюсь, что геополитики, втянувшие Россию в эту мировую "стрелку" и давшие большевикам шанс, закончили свою жизнь в ГУЛАГе, потому что как аукнется, так и откликнется).

Зачем Россия прибилась к австро-английской коалиции и воевала с Наполеоном? Чтобы Денису Давыдову было о чем писать стихи, Надежда Дурова нашла место подвигам в своей жизни, а в советской фильмотеке появился фильм "Гусарская баллада"? Другой выгоды от Аустерлица, Тильзита и войны 1812 года не просматривается.

Дальше пошло еще хуже. Начинаем срочно делать мировую революцию, прямо с 8 ноября. Вскармливаем своим железом, хлебом, нефтью и моральной поддержкой гитлеровский режим, дабы сделать бяку немецким эсдекам и англо-американским империалистам. Делаем к 1941 году бо-о-о-льшую бяку себе. А англо-американские империалисты выходят из войны сильными, здоровыми и богатыми (мы - бедными и больными) и помогают немецким эсдекам создать здоровое и богатое государство с помощью плана Маршалла.

Два раза пристаем к Японии, даже три раза: в начале XX века, в конце 30-х годов и в конце лета 1945 года. Ну, и где сейчас "самураи" (которые "решили перейти границу у реки")? На втором месте в мире. А как себя чувствует "на родной земле дальневосточной" "боевой ударный батальон"? Кажется, просит какой-то из спорных островов Курильской гряды, чтобы его Христа ради отдали Японии, пока все население, оказывая отпор историческому врагу в его поползновениях на островную национальную территорию, скраденную после второй мировой, еще не вымерло с голода и не вымерзло без топлива?

Не было у России хлопот, так завела она себе колонии Варшавского договора. Мало? Так нате! У нас есть клиентела в Африке, Азии и Латинской Америке. До сих пор даже грошика из долгов собрать не можем. А сколько Китаю было скормлено на красный гаолян? А почем был и будет интернациональный забег в Афганистан? А вьетнамские инвестиции?

Словом, влетела нам всемирная отзывчивость в копеечку, Запад богател, набирался ума и культуры, а мы все аукались в силу нашей отзывчивости с самыми неподходящими партнерами. Нам не дано предугадать, как глупость наша отзовется...

Казалось бы, уже приехали. Сидим, как Иов на гноище, и причитаем в самом возвышенном стиле (по принципу вполне советскому: не могу же я у вас отнять, приходится просить), обратясь, как избушка на курьих ножках, к Западу - задом, а к Востоку - передом, но при этом, в силу загадочности нашей славянской души, адресуя свои горестные завывания про несчастную долю, холодные зимы и несчастное детство, юность, зрелость и старость именно на Запад. Вот повод и предлог, наконец, заняться своими делами и бревном в собственном глазу.

Так нет же! Из Лондона пришло сообщение об аресте бывшего диктатора, нынешнего сенатора Аугусто Пиночета. Ну, казалось бы, а нам какое дело? Что нам Гекуба, а что мы Гекубе? Сами пропадаем зря, и в наших несчастьях Пиночета не обвинит даже суровый испанский суд. Но что здесь началось! Злорадствует телевидение (видимо, это чилийский диктатор пытался взять Останкино в 1993 году, а ныне именно он угрожает вывесить в метро списки тележурналистов - врагов народа: к тому же ведь это Аугусто Пиночет хочет ввести для всех каналов наблюдательно-цензурные Советы, кто же этого не знает!). Все газеты, начиная с коммунистических и кончая демократическими, торжествуют: ведь это чилийский диктатор пытается изменить наш Закон о средствах массовой информации и уничтожить в России свободу печати.

Более того, столь уважаемые и достойные демократы, как Лев Разгон и Галина Старовойтова, отметили злосчастного Пиночета своим вниманием в День политзаключенного СССР, 30 октября. Писатель Лев Разгон, просидевший не одно десятилетие в ГУЛАГе в сталинские времена, заклеймил Пиночета позором за нарушение прав человека на пресс-конференции, посвященной московскому митингу демократов по поводу нашего прежнего ГУЛАГа и ГУЛАГа будущего, строительством которого заняты сейчас левые красно-коричневые партии и левое розово-кремовое правительство. Галина Старовойтова, выступая на митинге, объединила в один блок ленинские, сталинские, брежневские и пиночетовские репрессии, хотя, видит Бог, в нашем ГУЛАГе Пиночет никак не поучаствовал, у него был свой, и с противоположным знаком.

Боюсь, что наша советскость, если не сказать "совковость", нас переживет. Все происходящее у нас по поводу Пиночета, вплоть до дискуссий в Интернете, мне сильно напомнили те блаженные времена, когда комсомольцы сжигали чучело Чемберлена или дяди Сэма, а советские журналисты сочиняли ответ лорду Керзону. Хотя что я говорю: ведь наверняка и Чемберлен, и Керзон (последний уж точно) как-то неодобрительно отзывались об СССР. Что же до бедного Пиночета, он никак о российских делах не высказывался до сего года, когда Наталия Геворкян добралась до Чили и взяла у него интервью для журнала "Власть". Вот когда возникла возможность спросить у сенатора совета насчет наших российских коммунистов, поскольку отношения с ними в Чили выстроились куда более благополучно и для личности, и для общества, чем в Российской Федерации.

Так что реакция российских демократов и журналистов на Пиночета, скорее, напоминает одну смешную и глупую страницу в недавней советской (и в новой российско-демократической) истории. Борьбу с американским империализмом. "Израильская военщина известна всему свету!" И который год мы боремся с расширением НАТО, хотя это нас касается еще в меньшей степени, чем расширение Вселенной после Большого взрыва?

А уж бороться с Пиночетом, оплакивая его 3.000 пропавших коммунистов (не за всякой пропажей следует обращаться в Стол Находок), с высоты © нашего кургана из человеческих черепов, куда те же самые коммунисты уложили 60 миллионов жертв, под сенью красных звезд и с ленинского капища в Мавзолее, не наказав и не осудив за эти 60 миллионов практически никого и, напротив, повторяю: напротив, - уважительно именуя "оппозицией" и допуская в парламент и на президентские выборы, на телевидение и на презентации наследников и последователей этих серийных убийц, с красными флагами преступления и геноцида, с портретами маньяков Сталина и Ленина, с планами погромов и газовых камер для евреев и лагерных бараков для всех остальных, - это уж верх лицемерия, двоемыслия, двойных стандартов и прочих добродетелей.

Если уж человечество решило карать всех диктаторов, малой кровью и на чужой территории, и за нарушения прав человека смело хватать за шиворот иностранных сенаторов, бывших президентов и прочих злодеев, не взирая на лица, то не с Пиночета надо начинать. Много раз советские руководители, то Сталин в Тегеране и Потсдаме, то Брежнев, то другие лидеры советского политического племени людоедов бывали в той же Англии и даже в США. Хрущев, например. Полноценный соучастник всех сталинских преступлений. И если пахан скончался "в бозе" или даже был отравлен своими подельниками, то оправдывает ли это кодлу? Однако, никого из советских палачей почему-то в Англии не арестовывали. Что, ядерные боеголовки охладили умы английских законников и испанских судей?

Ведь многие испанцы, "испанские дети", привезенные в Союз, кончили жизнь в сталинских лагерях, а советские НКВДисты пытали с расстреливали испанских анархо-коммунистов из ПОУМ прямо на территории Испании, а гражданскую войну. Почему не было ни одного запроса об экстрадикцни? И, схоронив несколько сотен тысяч жертв собственной гражданской войны и вполне разумно решив не судить за это победителей - франкистов, ибо выхода для Испании не было (или франкизм, или коммунизм), что же это Испания решила подуть на чужую воду, обжегшись на своем молоке, - требуя с Чили отчета за пропавших 75 сограждан?

И как это Англия позабыла, что она воспользовалась услугами этого же Пиночета во время войны за Фолкленды? Если уж на то пошло, любители судить диктаторов не должны принимать от них услуг.

И куда поползли все эти раки с клешней - Швейцария, не побрезговавшая принять у нацистов золото казненных евреев, Швеция, торговавшая сталью во время войны и с Германией, и с СССР? Всем охота судить Пиночета. Но здесь не мешало бы вспомнить старую полезную истину: не судите, да не судимы будете. Особенно, если рыльце в пушку. А то мы получим еще одно издание Нюрнбергского процесса, когда высокая обвиняющая советская сторона прямо со свидетельской кафедры должна была бы пересесть на скамью подсудимых за преступления, аналогичные гитлеровским.

Есть еще народ Чили. Если верить "Эмнести Интернейшнл", то он больше всех претерпел на своем веку от рук Пиночета. Но если Пиночета не судят в Чили, и там идут демонстрации протеста в его защиту, и расторгаются торговые сделки с Англией, и за ним присылают военный самолет, то, очевидно, у народа есть для этого основания. А то, что Англия больше Чили, еще не дает ей права нарушать ее суверенитет. иначе завтра кто-нибудь захватит Люксембург или арестует Клинтона во время заграничной поездки (за удары по Ираку). Не стоит в конце XX века открывать новую эпоху крестовых походов за восстановление конечной справедливости в чужеземных краях.

И потом, кто из нас знает, что происходило в Чили? Наш багаж здесь - советская пропаганда и жалобы Луиса Корвалана, фильмы, отснятые чилийскими коммунистами ("В Сантьяго идет дождь", "Ночь над Чили") и спектакль одного из Боровиков "Venceremos". Это столь же объективные свидетельства, как и "Неуловимые мстители" в качестве пособия по истории гражданской войны.

Есть некие критерии опасных прецедентов преступлений против человечества. Это отрицание свободы, собственности, законности. Коммунизм и фашизм это отрицают и уничтожают безоговорочно. Религиозный фанатизм - тоже. Но поскольку в Чили действия Пиночета в конечном итоге привели к установлении, а не свержению этой триады (Свобода. Собственность, Законность), то очевидно, что Пиночет - не фашист. И судить его можно лишь за нарушение Женевских конвенций и за превышение допустимой самообороны. А откуда мы знаем, каковы эти пределы в Латинской Америке, где водятся Фидель Кастро и "Сендеро луминосо" и водился Че Гевара? Мы знаем одно: сделанного Белой Армией оказалось недостаточно, чтобы остановить большевиков, несмотря на контрразведку (где тоже, кстати, применялись пытки). А цена поражения нам известна. В огне брода нет. Или пропадают коммунисты, или вся страна.

Конечно, Пиночет ответит перед совестью и перед Богом, благо он католик и очень набожен. Но Чили будет жить, а положить душу свою за други своя, даже загубить ее - это как раз то, что Христос назвал подвигом. Солженицын предлагал считать, что людоед не прав, а волкодав прав, и я думаю, что это просто и надежно. Пиночету мстит левая солидарность, которая в мире очень сильна, - от лейбористов и социалистов до социал-демократов и коммунистов.

Нам не хватает только того, чтобы коммунизм был так же поставлен вне закона, как когда-то фашизм. Тогда Франко и Пиночет, как генерал Маннергейм и Пилсудский встанут рядом с гезами Вильгельма Оранского, и если на лавровый венок и Нобелевскую премию они не смогут претендовать, то хотя бы можно будет снять с них сан-бенито и отвязать их от позорного столба.

В 1993 году мы уже сделали выбор: убить, чтобы жить, - и не все же теперь отрицают свою правоту и ответственность, как Григорий Явлинский, который сначала требовал от Ельцина защиты и войск, а потом, все на него же и свалил.

Это было трудно, но ничто на свете не дается легко: ни ответственность, ни изменение строя, ни попытка исправить судьбу страны. Боюсь, что нам придется пожалеть о том, что мы не превысили пределы необходимой самообороны. Если палачи оставят нам время для праздных сожалений.

Так что кесарю - кесарево, Богу - Богово, Чили - пиночетово. А нам хватит собственных скелетов в собственных шкафах, тем более, что есть все шансы присоединить к прежним скелетам свои собственные.