- Розовые очки на голубом глазу "Иностранец" #15, 2001 г.

Валерия Новодворская

Розовые очки на голубом глазу

В Конституции записано, что мы живем в "социальном" государстве. Кто-то толкнул под руку Бориса Ельцина в 1993 году, и наша обновка - Конституция - вышла с одной заплаткой и одной дыркой. Заплатка - это самое загадочное "социальное государство", зеркало загадочной славянской души. Дырка - это наличие в составе Федерации Чечни, которая Конституцию не принимала, в референдуме - выборах 1993 года не участвовала (хотя "была" и "привлекалась") и еще в 1991 году заявила о выходе из России, СССР и всего, во что ее включили и зачислили не спросясь, начиная с протоколониальных ермоловских времен и кончая советским и российским неоколониализмом.

Не убыток, ничего. (И при Ермолове, и при Троцком, и при Грачеве, и при Шаманове.) Все равно есть Император (красный, в розовую полосочку, в коричневый горошек). Ермолов скорее был кофе с молоком. Советские генералы, от Грачева до Пуликовского, естественно, красные. Красная армия, Красная смерть, красные от слез глаза вдов и осиротевших детей и матерей. А где Император, там и адъютанты, генералы свиты, хотя ни красавцами, ни поэтами их назвать нельзя.

В свете этой классификации, посчитав еще страны Варшавского договора и Афганистан, мы рискуем расшифровать слово "социальный" как "общительный". В смысле поляк (афганец, чех, словак, венгр) и ахнуть не успел, как на него медведь насел. А как прикажете еще трактовать этот самопиар?

Что "социальный" - это не "социалистический", уже ясно. Проблемы "мира и социализма" явно не на повестке дня. А "мир" - и вовсе фантом. Советские милитаристы спали на "тополях" и укрывались подствольными гранатометами. Это же постельное белье имеется в ассортименте у нынешней кремлевской администрации. Не считая одеяла в виде матери - сырой земли. (Продается за бесценок в чеченском супермаркете без перерыва на переговоры с Масхадовым, коих нет.)

Так что речь идет скорее о проблемах войны и фашизма. А здесь "социальность" лингвистическая укладывается только в один термин - "национал-социализм". То есть "Нация (и наци) превыше всего!" и "Возьму шинель, и автомат, и каску, в защитную окрашенную краску, ударю шаг по улочкам горбатым, как славно быть солдатом, солдатом". И еще фюрер с хотя бы 60 процентами поддержки ("Усы ему сделаем пышные, и хищные вставим глаза, сапожки натянем неслышные и проголосуем все "за"). Впрочем, можно и без усов, но с харизмой. И неважно, рисует ли он плохие картины или преуспевает в дзюдо. Главное - кинуть страну на ковер и придавить ногой, чтобы не трепыхалась.

А что, кстати, в этой конструкции от социализма? Борьба с "олигархами" и "умниками", бег в мешках от "бездуховного" Запада, идея национализации чужих денежек, имуществ и телеканалов, малое число партий (чтобы граждане не "запутались"), подкормка этих партий с бюджетного огорода, доппаек в виде госдач, гослимузинов с госмигалками и госпоездок за кордон для партайгеноссен из центральных комитетов, панический ужас перед частной собственностью на землю, не считая нескольких законных аршин на кладбище. Так что термин "социальный" внушает генетические опасения.

А сейчас все говорят, что нам срочно нужны социал-демократы. "Социал" - потому что будут делить не свое, а чужое, и "демократы" - потому что заставят всех смириться с этим силой (в лучшем случае налоговой полиции, ОМОНа и генпрокуратуры). История этой корпорации печальна и поучительна. Их экономическая технология художественно описана Владимиром Владимировичем, который не президент, а поэт Маяковский. "Пойдите в трюм, там акулу поймали. Не несет ли яиц, не дает молока ли?"

За то время, что социал-демократы морочат легковерному человечеству голову, уже все ежи и ужи усвоили, что единственный способ повысить свое личное благосостояние и увеличить общественное богатство - это усердно и талантливо трудиться, приобретать знания, проявлять находчивость и смекалку, беречь деньги, не предаваться порокам, вести здоровый образ жизни и иметь ровно столько детей, сколько ты можешь достойно прокормить, обучить и воспитать.

Однако не считаясь ни с опытом, ни со здравым смыслом, социал-демократы вот уже третий век подряд заверяют всех, что творог можно добывать из вареников, а булки выращивать на деревьях. Чем занимались прародители нынешних эсдеков в европейских кущах? Да тем же, чем пробавлялись большевики в России: саботажем, подрывной деятельностью, провокациями, вооруженным хулиганством, подготовкой к мятежу и захвату власти. Сакко и Ванцетти, положим, не убили никого, но хотели убить многих. И разговорчики вели соответствующие. То есть начинали эсдеки в Европе как карбонарии. Но у этих было то оправдание, что они освобождали Италию. А у эсдеков это была блажь, и опасная блажь. Все они втихомолку (и втихаря) пользовались слоганом из "Варшавянки": "Вставай, поднимайся, рабочий народ, вставай на врага люд голодный, раздайся клич мести народной..."

Во Франции социалисты добились "странной войны", когда в 1940 году французские рабочие в армии отказались защищать "хозяев" и стрелять в германский "пролетариат". Только гестапо и тяготы оккупации их отрезвили. В Англии 70-х лейбористы совсем угробили экономику. Русские социал-демократы возникли из ненависти и злобы отверженных, неграмотных и свирепых низов - пролов - и фанатизма пополам с честолюбием горстки бывших интеллигентов, маньяков типа Ленина и проходимцев типа Сталина. Их называли "седые". И они все время выясняли отношения с "серыми", эсерами, борясь за пропащие души люмпенов и лодырей. Разногласие у них было в том, как и когда резать тех, кто не поддавался на их марксятину, не верил пропаганде и хотел честно работать и богатеть, а не устраивать обществу Варфоломеевскую ночь.

Эсеры предпочитали убивать представителей истеблишмента или функционеров силовых структур поодиночке. Эсдеки не хотели размениваться на мелочи, рисковать жизнью и предпочитали сначала захватить власть, а потом покончить со всеми сразу. То есть если эсеры были разбойниками, то эсдеки - просто палачами. Кровавая ленинская звезда всходила над российской социал-демократией.

Самыми честными и даже трагически привлекательными в истории социал-демократии оказались российские меньшевики. Они отшатнулись от Ленина, увидев бездну. Они боролись с большевиками до 1917 года, пытаясь им помешать. Они уже в начале 1918 года первыми пошли в ссылки и тюрьмы за отказ сотрудничать с красными, за диссидентство, за самиздат. Они все погибли еще до 1937 года, создав прекрасную тюремную этику политзаключенных, впоследствии нам, советским узникам совести, весьма сгодившуюся. У них была совесть, и они не успели начать внедрение своих нелепых экономических программ. Они ушли в Историю не идиотами, а героями. Им повезло. Боюсь, что их нынешним российским эпигонам повезет гораздо меньше.

Было у нас этак с полдюжины с—д партий, плюс социалисты трех фасонов. Румянцевская партия плавно съехала в махровый национализм, и вместо социал-демократов вышли национал-социалисты. У селезневских россов слишком вылезают клыки изо рта. Не ужиться с зюгановыми - это еще не платформа для самых завалящих эсдеков. Прочие растворились в нашей феодально-рыночной среде, сознавая неуместность эсдековской классики. "Всем попить достанется, и коту останется." Делить нечего, надо зарабатывать.

Чем же сейчас могут заниматься сонмы европейских социал-демократов, как они коротают время от выборов до выборов, чем дышат?

Они не всегда носят на себе старую добрую этикетку "социал-демократии", они стараются разнообразить меню. Кроме честных и простых, как баварское пиво с сосисками, немецких эсдеков из СДПГ, которые не слишком-то рознятся от бывших коммунистов, теперешних новых социалистов, решивших слегка подзаработать на стремлении бывших "осси" иметь свою личную, отвечающую их совковым вкусам, партию, социал-демократическая рать включает в себя целую грибницу сходных организмов паразитарного толка.

Это социалисты всех сортов и размеров, от Х до ХХХL. Французские, испанские, греческие. Это лейбористы Британии. Это американские демократы. Но все они в равной степени паразитарны, кроме разве что американских демократов, которые о дележке говорят обиняками, а на деле не очень-то и "делят". Потому что это США. Там любому демократу, даже президенту, скажут: "Иди, не проедайся", если он слишком глубоко запустит милосердную длань в кошельки богатых и здоровых американцев, дабы облагодетельствовать бедных и больных. Остальные паразитируют как могут, хапая куски из бюджета и из доходов умных и успешных тружеников. Универсальный лозунг Лившица "Надо делиться", хорошо вписывающийся в хищно протянутую руку, отлично выражает суть социал-демократических программ. Все остальное - вода, пиар, риторика.

А если прибавить лозунги конторы нищих-профи г—на Пичема из "Трехгрошовой оперы": "Не будь глух к чужой беде" и "Давать приятнее, чем брать", то мы сразу же можем позиционировать наших сегодняшних эсдеков. Это партии профессиональных нищих, которые декларируют, что работать менее выгодно, чем собирать милостыню.

Но нищие Пичема выпрашивали деньги, прибегая к карманным кражам только в дни большого скопления народа (например, во время коронации). Отбирать насильно и среди бела дня им еще в голову не приходило. Грабить с ножом и среди бела дня - это уже прерогатива Мэки-ножика. У Брехта Мэки и Пичем работают в конкурирующих фирмах. А у социал-демократов, то бишь социалистов, вектор насилия совпадает с вектором попрошайничества. Ведь это не бедный и больной приходит просить милосердия у тех, кому больше повезло. Против частной благотворительности "ради спасения души" никто не возражает. Наоборот, самые заядлые либералы подают милостыню. Я, например, подаю и надеюсь, что президент Буш тоже подает.

Но за милостыней при социал-демократах приходит государство с налоговой декларацией и за отказ делиться сажает в тюрьму. Одно дело - содержание армии, правительства, музеев, больниц и школ, ЦРУ и космического ведомства. Дело святое. А вот содержание бездельников или бездарей совершенно не вдохновляет.

На скромную и достойную жизнь в условиях Запада может заработать каждый. Но им же обидно, что у Билла Гейтса денег больше, чем у них. Им хочется иметь виллы, самолеты, шикарные машины, бриллианты! Вот на какие нужды пытаются добыть деньги своим избирателям социал-демократы. Конечно, не добывают, зато добывают себе голоса для выборов.

Возвращаясь к отечественным охотникам до оруэлловской "фермы животных", когда "две ноги - плохо, а четыре ноги - хорошо", мы обнаруживаем, что под траченным молью знаменем меньшевиков никого не осталось. В осадок выпал вечный Горбачев. У него платформа почище, чем у ансамбля "Любэ". Наполовину она состоит из выпадов против Ельцина. Получается, что главный признак эсдеков - антиельцинизм, а отличительная особенность собаки - это ее нелюбовь к кошкам. Хвост, лапы, уши, биология - это все не важно. Представляю эту партию в Социнтерне с предложением принять против Ельцина резолюцию!

Дальше идет учебник по истории КПСС. Оказывается, трагедия 1917 года - "это беспрецедентная попытка построить бесклассовое общество на принципах свободы, равенства, справедливости, солидарности и процветания". И это "оказало огромное влияние на весь мир". Еще бы! Одна вторая мировая война чего стоит! НЭП оказывается прогрессом, десятилетие реформ с 1991 года - деградацией. При Сталине, как выясняется, "люди трудились во имя будущего", а также была осуществлена "модернизация страны" и "культурная революция". А ГУЛАГ, надо полагать, это был такой Культпросвет. Дальше нам обещана "справедливость", но после такого вступления можно больше не читать.

Хотя он сам (Горбачев), конечно, на голову выше жалкой социал-демократической идеи. И если бы в современной политике он оставался на высоте защиты НТВ от нынешнего российского кесаря, что уже, собственно, диссидентство, или своего участия в антивоенном митинге накануне выборов 1996-го, на одной шаткой трибуне из штакетника вместе с Галиной Старовойтовой и Григорием Явлинским, или на уровне своей блестящей рекламы пиццы "Меняю холодную войну на горячую еду", то, скорее, объявил бы себя анархистом или масоном, чем социал-демократом. Хочется верить, что из партии со столь пошлой программой и банальной целью у Михаил Сергеевича ничего не выйдет.

Ему к лицу загадочное одиночество, как мистеру Х политической сцены. Пусть ему бросают цветы, пусть в него влюбляются красавицы. Он умеет носить смокинг и вести светскую жизнь. Теперь, вне советского престола, окруженного архангелами из обкомов, он вполне джентльмен. А социал-демократия - плебейская идея. В ней много грубой зависти потенциальных экспроприаторов, за ней маячит гигантская черная тень СССР...

Чем же грозит новый миф, миф социал-демократии?

Если миф коммунизма гласил, что надо все у всех отобрать и никому не дать заработать, то социал-демократия изощреннее: надо дать заработать, а потом отобрать часть в пользу того, кто вообще не работал. Если глупости европейских эсдеков не способны всерьез расшатать экономику, то у нас все будет выглядеть иначе.

На Западе делить всерьез не пытался никто, хотя и примеривались. Больше было глупых слов, чем глупых дел. А вот нам социал-демократия сулит большие неприятности. Ведь здание капитализма на Западе закладывалось в честные эксплуататорские времена, когда каждый был за себя. Только Бог был за всех. Не привыкшее к изыскам "социалки" население в крайнем случае ломало машины, как луддиты. А так в основном страдало молча, дожидаясь исторической справедливости. Самые умные и выносливые уплывали в Америку, чтобы тяжким трудом на самих себя уже сегодня обеспечить себе и свободу, и благосостояние. Остальным пришлось подождать век-другой. Но при этом все работали, естественный отбор действовал, слабые шли на дно, сильные выплывали, прогресс бежал впереди, капитализм прорастал неслыханными свершениями, добрел, накапливал кубышку на помощь сирым и убогим.

Если бы эсдеки появились в Европе в XVI веке, никакого капитализма бы не было. Европа застряла бы в средневековье. Но тогда единственным социал-демократом был Робин Гуд. Он, как Лившиц, предлагал делиться, однако куда более убедительными доводами.

Если социал-демократия укоренится в России, она будет иметь четкое историческое предназначение: не дать провести в стране реформы. Провести реформы, участвовать в них лично, стать частью реформ наше вскормленное социалкой, ленивое и запущенное народонаселение может побудить только страх неминуемой голодной смерти. Конечно, дети из бедных семей должны быть защищены. (Либералы не воюют с невинными.) Дети! Но не их родители. Сегодня социал-демократы для нас хуже церковного татя.

Если вы вдруг встретите социал-демократа, бегите со всех ног. Только не попадитесь коммунисту, ЛДПРовцу или "либералу" от инфантерии из СПС. Ибо есть "ловцы", которые с одинаковым энтузиазмом губят и тело, и душу, и кошелек.