"Иностранец" #11, 2000 г.

Валерия Новодворская

Крутой маршрут

Российские политологи, журналисты и мортусы - черные пиарщики - обыскались. Ищут пожарные, ищет милиция. Все они ищут платформу, кредо, программу будущего Хозяина тайги. Конечно, тайги, раз уж в Госдуме медведи завелись, зайцы из Беларуси через союзную границу бегают, а подъяремные россияне, как водится, кролики. Особенно те, кто по второму разу поплелся в Чечню: доводить до ума, вернее, до безумия, конституционный порядок способами, бесконечно далекими не только от Конституции и цивилизации, но и довольно-таки близкими к преступлениям против человечества, получая в награду место на полочке в рефрижераторе, где несчастный труп имеет все шансы быть забытым до третьей чеченской войны. Раз уж только что разморозили тех, кого должны были опознать и похоронить еще в 1995 году.

Это все и есть практикум по программе кандидата в президенты В. В. Путина. Сумасшедшие солдаты, сумасшедшие командиры, вакуумные бомбы, установки "Град", геноцид, сумасшедшие политики и сумасшедший электорат, собирающийся в этом практикуме поучаствовать в качестве учебного пособия. Плюс небольшие, но приятные дополнения в виде химер на фронтоне.

Химера # 1: обмен журналиста-демократа Андрея Бабицкого на военнопленных-недемократов то ли с "ополченцами" Гантамирова-Дениева, то ли между спецслужбами по типу ФСБ-ГРУ или, наоборот, ГРУ-ФСБ. Плюс обвинения демократических журналистов в том, что они не только оболгали федералов, но также применяли к ним оружие, целясь из чеченских окопов, отрезали им головы и выкалывали глаза. Это, очевидно, и есть управляемая рыночная экономика.

Химера # 2: попытка пересажать всех отказчиков от плацкартного места в рефрижераторе для начала на два года, как посадили математика Дмитрия Неверовского из Калуги, наплевав предварительно на Конституцию, которая сулит право на альтернативную службу. Плюс пламенное желание бросить в кавказский костер резервистов, поставить еще в школе под ружье старшеклассников (путинюгенд?) и погреть у этого костерка руки в ходе выборов.

Кстати, у каждой программы приличного кандидата должны быть тезисы. Краткое, так сказать, резюме. И это резюме висит на самом большом и зловещем здании Лубянки, напротив бывшего железного Феликса. Это барельеф с медальным ликом Юрия Андропова, совершившего в своей жизни столько похвальных и остро современных деяний, что и. о. президента, не успев занять как следует премьерский кабинет, поспешил возложить венок на его могилу, а 20 декабря прошлого года, на именинах ВЧК-НКВД-КГБ-ФСБ (какая традиция, какая пошехонская старина! Жаль только, что на этом древнем фундаменте демократию не построишь) испек своим бывшим сподвижникам этот каравай - доску Почета с их и своим тотемом, святым покровителем ремесла г-ном Андроповым.

И, надо сказать, В. Путин не ударил в грязь лицом и оправдывает надежды. Взор его светел, тверд и ужасен. Весь он - как Божия Гроза. Подчиненные трепещут, противники целуют копыта его коня, гг. Чубайс и Кириенко цепляются за стремена.

Андропов залил кровью Венгрию, ввел войска в Чехословакию, настоял на войне в Афганистане. По этой части достижения В. Путина выглядят скромнее, но дайте срок... Кое-какие наработки имеются: война в Чечне впечатляет? Впечатляет! Новая военная доктрина, которую можно понять так, что наши главные противники - страны НАТО, и что мы можем наносить ядерные удары просто с досады на экономические неурядицы (скажем, кредитов не дали), имеется? Имеется! Намерение воссоздать Союз высказано? Высказано!

Правда, Андропов еще и добил правозащитное движение, ввел карательную психиатрию. Здесь в активе у и. о. президента только арест журналиста А. Бабицкого и его истязания.

Однако есть надежды на большее. Особенно после информации о том, что некие вражеские силы перевели на счета для российских журналистов в таинственные коммерческие банки полтора миллиона (или миллиарда?) баксов для оплаты их услуг по "дискредитации российской армии". Хорошее впечатление производит и фраза о том, что личные враги и. о. будут считаться врагами России; о замоченных же в сортире правонарушителях вообще уже весь крещеный мир знает.

И не надо меня обвинять в злонамеренной трактовке невинных фраз и. о. - после замечания в Краснодаре, что Бабицкий не жил в деревне и не производил сельхозпродукцию, поэтому и не надо о нем, я считаю себя вправе истолковывать любую фразу В. Путина в самом мрачном смысле. Если государственный деятель не хочет быть неверно истолкованным, пусть придерживается Конституции, Декларации прав человека и Пакта о гражданских и политических правах.

Однако наиболее наивная и восторженная часть общества продолжает утверждать, что В. Путин - это некий Штирлиц, скрывающий до выборов под зверскими действиями в Чечне и чекистскими заявлениями и пристрастиями горячее сердце, чистые руки, холодную голову и сугубо либеральную и реформаторскую программу, которую начнет на горе коммунистам реализовывать с 27 марта.

Словом, никакой он не Андропов, помноженный на Ермолова, а де Голль, помноженный на Пиночета. И мы, интеллигенты, брюзги и ломаки, зря его обижаем и попрекаем, а он только слезы глотает и молится за нас Мадонне.

Но последняя серия "17 мгновений весны" уже наступила, и нет больше никакой возможности путать, где Штирлиц, а где Мюллер, и у кого из них двоих мы под колпаком. Еще ведь и второй колпак есть - зюгановский. Разве что власти предержащие и коммунисты сели рядком, поговорили ладком и составили общие проскрипционные списки.

Существует достаточно подробная идеологическая платформа кандидата В. В. Путина, и, похоже, на этой платформе можно уехать туда, куда Макар телят не гонял. Платформа подана. Размещайтесь! Она называется "Правый поворот", запущена в Интернет и художественно изготовлена за спиной у Егора Гайдара, как остро отточенный нож, в средоточии либеральной мысли, в Институте экономики переходного периода, Алексеем Улюкаевым, заместителем Егора Тимуровича.

Так бывает: если в крепости заведется измена, то откроются тяжелые ворота, упадет подъемный мост, и враг войдет в цитадель, казавшуюся неприступной.

Автор многим обязан Оруэллу и внимательному чтению его "84-го", ознакомлению с Mein Kampf, с "Мы!" Замятина, а также с "Утопией-14" Курта Воннегута. Но здесь вы меня спросите, при чем тут Путин и почему он должен отвечать за улюкаевские грехи?

А я отвечу, что Алексей Улюкаев писал это не для себя, что он всегда был идейным либералом и мягким, добрым человеком, что этот Реквием по свободе и либерализму был ему заказан Черным Человеком и что он даже формально входит в некую экспертную группу при и. о. президента. И каким же ужасом он должен был быть охвачен, когда писал этот "Правый поворот", прокладывая крутой маршрут к новым островам Архипелага ГУЛАГ. Заставить доктора наук А. Улюкаева написать этот ночной кошмар было не легче, чем заставить человека копать себе могилу под дулами автоматов.

Улюкаев пишет, что "Владимир Путин внес в политику российского кабинета долю осмысленного риска". Звучит просто блестяще. Особенно в контексте взрывов домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске. И если еще учесть, что пока нет никаких доказательств причастности к этим взрывам чеченцев. Россияне очень рискуют утром не проснуться, с тех пор, как их жизнь и смерть в руках ФСБ и лично В. В. Путина. Но можно ли такой риск считать осмысленным? Может, для В. Путина он и имеет смысл, но только не для тех, кто остался лежать под обломками.

Опять-таки в Чечне жизнью рискует не В. Путин, а российские солдатики. Рисковать чужими жизнями - про такой смысл мы много знаем. Страницы из истории родимого тоталитаризма. От Ленина до Андропова.

А уж доктрина нанесения превентивного ядерного удара - так это уж точно риск. Мы, значит, утром встаем вместе с правительством, только правительство с левой ноги. И ему кажется, что возникла угроза национальной безопасности (то ли "Свобода" не то передала, то ли чехи ввели визовый режим, то ли МВФ кредитов не дал, то ли Клинтон попросил войну в Чечне закончить). И достается чемоданчик с красной кнопкой, и в сторону США запускается баллистическая ракета.

Ну, долетит ли наша ракета, я не знаю. Может, мыши съели, может, начинку на рынке продали, может, двигатель на толкучке покупали. Но ведь ответная американская точно долетит! А ядерное бомбоубежище будет только у В. Путина и у генштаба! А ядерная бомба упадет на нас! Возможно, В. Путину это все равно, но, с моей точки зрения, для нас такой риск не оправдан. И смысла не имеет.

Но это только начало. Дальше Улюкаев предлагает нам одержать военную победу в Чечне. "Решив эту проблему, мы развяжем тяжелейший психологический и политический узел - сбросим с себя наваждение вечных неудачников и приобретем не только привычку наводить порядок в собственном доме, но и технологию наведения этого порядка".

Ну, на этом месте у меня вообще кровь застыла в жилах. Я представила себе федеральные технологии, приложенные к Красноярску, Омску, Москве. Города, где не осталось ни одного целого дома, где нет ни пищи, ни воды, ни света, ни тепла. Миллионы беженцев, скитающиеся по России. Как вам нравится, россияне, такая предвыборная программа? "Первого задушим, второго засушим, третьего зажарим, четвертого зашкварим"... Вообще-то сильно похоже на программы Аттилы и Чингисхана. Только те в выборах не участвовали.

Еще одно откровение: "Россия не должна повторять печального опыта западных стран, в которых установилась двухпартийная система: левые - правые". Россияне, это они не про коммунистов. Это они про американских демократов, английских лейбористов, немецких социал-демократов. Это про отмену многопартийной системы вообще. Не про запрет коммунистических и фашистских партий, что было бы очень недурно, да с кем тогда консолидировался бы Владимир Владимирович? Должна остаться только одна партия - партия власти. "Яблоко" тоже надо запретить. Должна быть стабильность. Один фюрер, одна партия, одна ФСБ.

Далее ученый муж ударяется то в Гегеля, то в Канта. И предается феноменологии духа. Скажем, зачем нам власть? Ответ такой: "Власть необходима нам для того, чтобы побудить нас заняться нашими же делами". Вот это да. Если россиянину нужно сходить в туалет (в "сортир" по терминологии высшей власти), поковырять в носу, принять душ, сходить за продуктами - без власти он это сделать решительно не сможет.

Еще власть должна заняться государственным принуждением: "Побуждать каждого исполнять его общественный долг и блюсти общий интерес". Поняли? Когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой! В. Путин получает от А. Улюкаева платформу, где полностью отменены либеральные приоритеты: теперь у нас вместо приоритета интересов личности перед интересами государства появится приоритет интересов государства перед интересами личности. Несчастного Гайдара окружали убежденные либералы, ничего не скажешь: от Чубайса до Улюкаева...

Вся платформа "Правый поворот" - как оруэлловский "сапог, наступающий на лицо человека". Это и есть государство в его андроповско-сталинском понимании, под которым расписывались чужой кровью многие - от Ивана Грозного до Владимира Путина.

Далее мы узнаем, что в многонациональной стране власть должна быть "подлинно национальной". Запахло уже Mein Kampf, охотнорядцами, характерами нордическими и твердыми. А вы ведь помните, что истинный ариец должен быть "беспощадным к врагам Рейха". Поэтому далее в трактате сказано: "Правые не ставят перед собой политической задачи защиты свободы".

Должна огорчить Алексея Улюкаева - такие правые, как Маргарет Тэтчер, Рональд Рейган, Гельмут Коль, Джордж Буш, Константин Боровой и Юлий Рыбаков, с этим не согласились бы. Единственные в истории правые, которые не защищали свободу, - это фашисты. Это от их имени написан "Правый поворот" для кандидата в президенты В. Путина?

Один раздел даже называется "Новый империализм". И мы узнаем, что "империя... дает представителям всех народов одинаковые возможности для участия в общественной и политической жизни страны". Приехали. То-то развалились Римская империя, Австро-Венгрия, Британская империя и СССР!

Дальше кое-что из программы Жириновского: "Зачем той или иной автономии конституция? Если в ней написано то же, что и в российской, она не нужна, а если другое - то она вредна". Зачем, кстати, штатам США свои законы? Причем в одном штате есть смертная казнь, а в другом - нет. Есть же федеральное законодательство.

А. Улюкаев общипывает российскую свободу, как курицу. Голое тельце и перья вокруг. И вот чеканная формула всех деспотий мира: "Права равны обязанностям". Не экспертная группа, а бюро похоронных услуг. Хоронят, кстати, нас. Обратите внимание!

Еще г-н Улюкаев озвучивает сокровенную мечту недобитых совков: "Объединение с Россией бывших республик Союза, которые имеют такое желание".

Улюкаев назначает Россию, вечно пытавшуюся лезть "на Германы", начавшую войну с Польшей при Иване Грозном, со Швецией при Петре I, три раза делившую Польшу с Австрией и Пруссией, зачем-то ввязавшуюся в войну с Японией (себе на горе), пытавшуюся завоевать Босфор и Дарданеллы, что и прикончило ее историю в 1917 году, - так вот, эту несносную и склочную страну он назначает "стабилизатором международной напряженности". И с гордостью зажаренного индюка сообщает: "Россия действительно была "жандармом Европы", обуздывавшим международных агрессоров." Дальше идет вставка из зюгановско-прохановского литературного наследия: "Россия не может оставить США, недостаточно подготовленные к роли блюстителя порядка и не чувствующие моральных обязательств перед миром, в одиночку распоряжаться на международной арене."

Далее мы узнаем, что "России нужна не профессиональная армия, а хорошая армия" и увеличение военных расходов. Прямо мечта демократа! Привет от Эжена Ионеско. В один прекрасный день вокруг тебя все превращаются в носорогов, и ты говоришь соратнику: "А может быть, это мы с тобой нуждаемся в спасении. Мы с тобой не такие, как надо. Выходит, они правы, что так поступили". И у тебя растет рог...

Возможно, В. Путину и понравится эта программа. Возможно, обезумевшая страна за нее проголосует. Но страшно то, что они получат ее из рук "либерала" Улюкаева.

"Уходят, уходят, уходят друзья! Уходят, как в ночь эскадрон на рысях, им право - не право, им совесть - пустяк, одни наплюют, а другие простят! Не спешите сообщить по секрету: я не верю вам, не верю, не верю! Но приносят на рассвете газету, и газета подтверждает потерю. Не дарите мне беду, словно сдачу, словно сдачу, словно гривенник стертый! Я ведь все равно по мертвым не плачу - я ж не знаю, кто живой, а кто мертвый..."
(А. Галич).