"Иностранец" #10, 2000 г.

Валерия Новодворская

Вам к дьяволу? Это - налево

НЕ ОТДАДИМ НАШЕ ПРАВО НАЛЕВО

Все левые идеи мира основаны на ложном постулате: из человека можно воспитать ангела; все люди - братья; возможно достичь имущественного равенства. И все эти выводы зиждутся на идиотической максиме: надо отрубить человеку ноги, тогда у него вырастут крылья. Это может быть сделано в жесткой, как в СССР, или в мягкой, как в Швеции, Италии или Финляндии, форме. Но партия проиграна с самого начала: лишенный своего нормального правого естества человек остается калекой, но новое, ангельское естество не приобретает.

Ученые (конечно, не социалисты-утописты из Римского клуба), всерьез занимающиеся физиологией (в частности, академик Амосов) пришли к убеждению, что побудительные мотивы человека в его трудовой и политической деятельности - это лидерство и жадность. Без этих милых свойств не было бы ни полководцев, ни политиков, ни торговли, ни прогресса. И этим руководствуются ровно 98 процентов испытуемых Homo sapiensТов. Оставшиеся 2 процента альтруистов и составляют население коммун, ашрамов, монастырей. Из этих двух процентов рекрутируют революционеров, коммунистов, социалистов и обитателей умирающих потихоньку израильских киббуцев. Но 2 процента решительно не имеют права принуждать 98 процентов к действиям, противным их естеству. В этом сущность неуспеха всех утопий, начиная с Платона и Лао-Цзы и кончая Марксом, Лениным, Мао и Маркузе.

Искалеченные на прокрустовом ложе левых (которые поднимают на щит убеждения двух процентов, зачастую не разделяя их) 98 процентов людей, лишившись стимула к труду, начинают работать как при итальянской забастовке (ничего не делать на рабочих местах). Экономика рушится, утопия проваливается, население ропщет. Чтобы прекратить ропот, сохранить внешнее впечатление успеха и счастья и обеспечить минимум трудовых усилий для поддержания жизни, приходится прибегать к насилию. Вот вам террор, вот вам и Ленин, и Сталин. Вот вам ГУЛАГ и вот вам коммунизм.

ВСЕ ЦАРСТВА МИРА И СЛАВУ ИХ...

Известно, что Дьявол щедр на обещания. Иисусу он обещал все Царства мира и славу их. За один поклон. За подчинение. Но Иисус отказался быть наместником Сатаны на Земле, ибо был посланцем куда более благородной силы - своего Отца. Иисус же не обещал ничего, прямо указывая, что царство его не от мира сего. Программа Иисуса больше похоже на программу правых партий, чем программа Дьявола.

Не удивительно, что атеисты-народники, атеисты-народовольцы, атеисты-эсеры и атеисты-социал-демократы - прародители мазанных одним миром, одной войной, одной кровью меньшевиков и большевиков. Российский коммунизм начинается не в 1917 году, а в 60-е годы ХIX века, когда социалисты-народники, такие, как Бардина, юный Желябов, Ишутин, Станден, Юрасов "идут в народ" прямо из Цюрихского университета и начинают внушать ему, что так ярко, хотя и бездарно воплотил Чернышевский в своем романе "Что делать?".

Оказывается, капитализм - зло, а община с ее социалистической круговой порукой, то есть протоколхоз - образец града будущего. Надо все делить поровну, жить коммунами, один зонтик иметь на пятерых, есть за одним столом. Словом, Ликург чистой воды с его сисситиями, разве что без отмены денег и без похлебки из бычьей крови. А те, у кого есть деньги и фабрики, земля (банкиры, фабриканты, фермеры, помещики, министры, царь, сам Бог) - враги. Они должны все отдать в коммуну, как Вера Павловна, или у них отберут силой такие люди, как Рахметов, который спит на гвоздях, как йог, ничего не боится и готов на все.

Смотрите сны Веры Павловны - это и есть программа построения коммунизма, почище хрущевских обещаний. Это и обещал Иисусу Дьявол - все Царства мира и славу их. Вере Павловне обещано поменьше, но в меру ее понимания: гигантские здания, равенство и благоденствие, успехи в экономике за счет общественной собственности, роскошные трапезы чуть ли не в триклиниях. Это уже был коммунизм. Платонический, бескровный. Но карбонарий Рахметов маячил на заднем плане явно не для того, чтобы зонтики раздавать.

Всю эту чушь, по пунктам, проповедуют народники, а такие, как Юрасов, говорят еще и о необходимости избавиться от царя, а такие, как Каракозов, просто стреляют в монарха (в 1866 году, словно в благодарность за крушение крепостного права, за личные свободы и суды присяжных).

Так рождается следующая стадия утопической левой лжи - народовольчество. В 70-е годы революционеры, тогдашние "Красные бригады", которые еще не знали, что они красные, но уже поняли, что они левые и социалисты, начинают убивать десятками губернаторов, полицмейстеров, крупных администраторов и, в конце концов, самого царя. Очередная левая ложь формулируется так: за голодных жизнью должны ответить сытые. За отсутствие всеобщего счастья должны умереть министры. За бедность регионов надо убивать губернаторов - сразу повысится благосостояние.

Типичный левый подход - с оргвыводами. Вместо долгого, упорного труда, чтобы страна стала богатой и просвещенной: вместо созидания, вместо личных стараний для себя и своей семьи - торопливые убийства имущих, правящих, удачливых. Словом, все по Прудону: "Собственность - это кража". Это виртуальный коммунизм, который ни в коей мере не безобиден и не может быть терпим, потому что следом за безумными идеями всеобщего равенства и братства приходит желание все "лишнее" у "буржуев" отобрать и перераспределить в пользу бедных (или бездельников и бездарей, что часто синонимично).

Далее оказывается, что никто ничего этим одержимым не отдает даром, а посылает их на каторгу или к доктору. Тогда левые начинают индивидуальный террор, как в России 1880-х годов. Боюсь, что это чистая достоевщина из романа "Бесы", то есть ненависть к людям и к нормальной человеческой жизни, которая может быть только буржуазной и никакой другой.

Так что Ленину особенно нечего было придумывать. Ленину оставалось создать свою партию и вбить в каждую глупую голову люмпена, бездельника, пижона, мечтателя - в левую голову - все то же народничество и народовольчество, списанное с парижских коммунаров, Чернышевского и Прудона. Нужна была газета. Вместо молотка. Появляется "Искра". А Ленин обещает многое. Газета есть, партия есть. Партия тоталитарная, послушная, управляемая. Остается прельстить народ "всеми Царствами и славой их". И народ заглатывает крючок.

Владимир Ульянов вездесущ, всеведущ и искушен. Идея имперского величия придет потом, со Сталиным. Ленину нужно это величие свалить и расстрелять в подвале. Здесь не до лирики. Царской семье, министрам, помещикам, банкирам, генералам он не обещает ничего. Плохой, кстати, знак. У них было время определиться и сложиться для ликвидации Ульянова-Ленина.

Зато студентам обещана полная свобода от полиции, надзора, власти. Прямо-таки статус Сорбонны или Оксфорда! Свобода митингов и демонстраций, отмена цензуры - что еще нужно интеллигенции? Крестьянам обещана земля. Рабочим, как водится, обещали фабрики и, главное - гарантировали право на стачку! Народам был обещан мир, что ценится во время войны.

Итак, ассортимент обещаний был, наверное, не меньше, чем у пресловутого Антихриста, чье появление было предсказано Иисусом, предупреждавшим, что он прельстит многих ("И многие соблазнятся...") Доверчивость россиян была обусловлена их некомпетентностью. Невежество - лучшая почва для семян лжи. Знание здесь противоядие. Восторженность интеллигенции, ее левый галс и уклон обусловили доверие к безумным обещаниям большевиков, несмотря на знания и даже вопреки им.

Впрочем, святейшие отцы-инквизиторы были не меньшими идеалистами, чем левые ХIX и ХХ веков. Они идеализировали человека и, не встречая такого человека в действительности, многих посылали в костер просто от разочарования. Из чего следует, что инквизиция - левацкая организация, не хуже "красных бригад" или НКВД.

Однако Дьявола трудно спутать с Мессией: рога, хвост и копыта несколько выбиваются из сценария и разрушают светлый образ. Левые, особенно крайние левые, вроде коммунистов, обязательно себя выдают.

Ленин выдавал себя неоднократно, как сегодня выдают себя коммунисты всех национальностей и мастей, как выдают себя нацисты, социал-демократы. Скажем, как вам такое высказывание задолго до 1917 года: "Без уничтожения хозяйства, основанного на обмене, не прекратятся войны". Любое капиталистическое производство основано на обмене. От этого экстремизма уже попахивает платоновским "Котлованом". Ясно, что этот парень, Ульянов В. И., весь мир собирался поставить на уши.

И еще в одной известной работе В. Ульянов неожиданно, на уровне 1903 года, выдает себя. Он не хочет, чтобы враги капитулировали, согласились на условия социал-демократов. Потому что это означает компромисс, а Ленину хочется покончить с врагом по-якобински. То есть мало власти, мало победы, мало даже воплощения в жизнь своих идеалов. Нужен массовый террор, уничтожение не несогласных, а непохожих, нужен сословный классовый террор. Одного этого было бы достаточно, чтобы никогда не допускать большевиков к власти. Но синдром левизны - это омрачение.

ОБЕЩАННОГО 74 ГОДА ЖДУТ

И вот начинается советская история. Начинается со лжи, так же, как и кончается ложью. Свободу печати обещали большевики? Обещали! И вот через пару месяцев все газеты правого толка, "буржуазные", в столицах закрыты! Зачем? Почему? Спрашивать было негде. Причину Ленин блестяще формулирует в докладе ВЦИКу от 6 декабря 1919 года: "Мы признаем свободу и равенство только для тех, кто помогает пролетариату победить буржуазию".

Но главная ложь первичного ленинского коммунизма заключалась, конечно, в обещании правильных и честных выборов в Учредительное собрание и уважения его воли. На рассвете, несмотря на принятое Учредительным собранием решение о том, что земля не подлежит свободной продаже (решение чисто левое), оно элегантно разгоняется. Делегаты - настолько слабые люди, что этим удовлетворяются и не настаивают долее. Они же все левые - кадеты уже запрещены и арестованы. А левые на редкость послушны, для них воля коллектива - закон. В роли коллектива на этот раз выступили большевики. Коллектив для левых - это всегда те, кто сильнее.

Тут же, 5 января 1918 года, заодно уж разогнана мирная демонстрация рабочих (столь любимых большевиками) в защиту Учредительного собрания. И не просто разогнана, а расстреляна! Вот и первый взнос в дело свободы демонстраций. Следующая состоялась при Хрущеве в Новочеркасске, в начале 60-х годов. Голодные рабочие просили даже не свободы, а немного мяса и масла. И эта мирная демонстрация расстреляна тоже. Следующий заход состоялся на Красной площади, 25 августа 1968 года. Но демонстрантов было только восемь. Семеро судимы и посажены. И все замерло до "перестройки", до 1987 года, когда организованный нами, диссидентами, семинар "Демократия и гуманизм" в июне снова вывел людей на улицу, а Горбачев, потерпев немного, велел разгонять мирные митинги демократов, как сейчас это делает Лукашенко.

Левые - лицемеры, паразитирующие на гуманистических идеалах. Поэтому коммунисты, как правило, делают глазки своим будущим жертвам и сладко улыбаются. Оттого и существуют до сих пор, хотя их преступления - тоже без срока давности, и их смело можно было вешать на одной веревке с фашистами в Нюрнберге (всю советскую сторону обвинения с Руденко во главе и со Сталиным, конечно). Однако Гитлер отравился, гитлеровский Политсовет повесили (у кого яду не нашлось), а Сталин, Молотов, Каганович, Хрущев и прочие деятели умерли в своих постелях. Чудовищная несправедливость! Профанация правосудия.

Крестьянам обещана была земля. Они ее получили, отнятую у казненных помещиков, но продразверстка сильно омрачала коммунистический подарочек. Потом землю и вовсе отобрали. Она отошла колхозам.

Большевики, казалось бы, очень любили революционных матросов. Броненосец "Потемкин", крейсер "Очаков", крейсер "Аврора"... Но когда голодные матросы подняли мятеж в Кронштадте, большевики бестрепетно расстреливают Кронштадт.

А рабочие? Ведь это же священные коровы коммунистов! Получив заводы, они не смогли ими управлять. Голодные рабочие, получая по осьмушке хлеба, роптали. Начинается гражданская война, и рабочие Ижевских заводов вступили в Белую армию.

КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ ДИКТАТУРУ?

Самым подлым и самым эффективным обманом коммунистов был НЭП. (Как тот, первый, образца 1921 года, так и второй, так называемая "перестройка" и "рынок" образца 1987-1999 годов.) Голодная большевистская диктатура экономически выдохлась за три года. К кому же было обратиться за поддержкой палаческого режима? К жертвам, конечно! И жертвы откликнулись. Это была отсрочка исполнения смертного приговора над страной. Отсрочка на восемь лет. "Нэпманы" потом были ограблены и уничтожены.

Кажется, за все время существования СССР правдивые слова из уст коммунистов прозвучали только четырежды:

1. Ленинская эпоха и гражданская война - "Если враг не сдается, его уничтожают".

2. Сталинская эпоха - письменная инструкция от 1937 года, разрешающая применять на допросах пытки официально. Вздохнем с облегчением. Ведь до этого они применялись неофициально.

3. Брежневский "застой" - выступление прокурора на процессе Сергея Ковалева: "Нам все равно, какие у человека мысли, лишь бы он не высказывал их вслух".

4. Послеавгустовская эпоха псевдорынка и псевдодемократии стран СНГ - заявление бывшего (его законные полномочия закончились летом) президента Белоруссии: "Народ будет жить плохо, но недолго".

НОВЫЕ ВРЕМЕНА В ШПЕССАРТЕ

Самой удачной аферой коммунистов была, пожалуй, "перестройка". В один прекрасный день, уже на грани голода и разрухи, к которым неминуемо приходит любой социализм, Горбачев и Шеварднадзе вдруг открывают в себе "Новое мышление". Оно состоит в том, чтобы обменять некоторое смягчение режима (бояться нечего, народ, погрязший в рабстве, все равно не посмеет восстать) на тонны гуманитарной помощи и кредиты. Лидеры СССР решили сесть на шею западным демократиям.

Лозунгом 1987-1999 годов станет "Надо делиться". Богатым и трудолюбивым странам надо делиться с советскими бездельниками, не желающими учиться у Запада и продолжающими на его деньги гонку вооружений.

И вот чем кончается эта профессиональная, генетическая ложь коммунистов - она убивает надежду, она останавливает гайдаровские реформы, она тащит страну назад, в черную яму социализма, на этот раз с сильным привкусом фашизма и ксенофобии. Одной чеченской войны показалось мало, мало было и 100.000 жертв, мало фильтрационных пыточных лагерей для чеченцев. Тотальная ложь вернула нас в войну и покарала за то, что не искоренили коммунизм и коммунистические спецслужбы.

Каждый день Россия лжет, каждый день убивает в Чечне, каждый день делает шаг назад. Нельзя уходить из коммунизма с коммунистами, под руководством коммунистов и по колее, проложенной коммунистами.