Демократический Выбор N27, 1998 г.

Валерия Новодворская

Мертвые сраму не имут

Если вопрос о второй свежести осетрины раз и навсегда с подачи Михаила Булгакова и язвительного Воланда решен, то вопрос о второй свежести морали (должно быть, за неимением соответствующего романа) все еще остается открытым. Попробуйте теперь предложить клиенту в супермаркете или ресторане осетрину второй свежести. Клиент не возьмет, если ему, конечно, не подсунут тухлятину втихомолку.

С моралью сложнее. Дело с ней настолько гиблое и бесперспективное, что выдуман специальный словарь, политический сленг, чтобы как-то свести политические начала с моральными концами. Ведь политик - это такая бестия, которой хочется и рыбку съесть, в смысле выборы выиграть, и в фаэтоне прокатиться (чтобы за приличного человека посчитали). Если политик - вполне порядочный человек, то его называют романтиком. И спонсоры, которых флибустьерское дальнее синее море интересует исключительно со стороны рентабельности и рыночных перспектив АО закрытого типа "Люди Флинта", опасливо держатся за чековую книжку и брезгливо морщатся. Кто даст деньги на выборы романтику? Какой урожай соберешь с такого честного, прямого, правдивого, которому неразумные массы накидают на выборах больше дохлых кошек, чем избирательных бюллетеней?

Где нам найти деньги для апостолов Гайдара и Чубайса к 1999 году? Разве что у Папы Римского, потому что Патриарх Алексий едва ли даст деньги этим новоявленным последователям св. Бориса и св. Глеба... Русская Православная церковь слишком долго служила Святополку Окаянному с красной звездой, целых 75 лет; ей уже не перестроиться, здесь не помог бы никакой Горби... А если у политика все в норме, и морали ровно столько, сколько было у Иуды Искариота (не считая, конечно, петли; Иуду совесть заела, и он повесился, но нет политиков, которые повесились бы из-за своих многочисленных предательств, определяющихся конъюнктурой политического рынка), то его называют прагматиком.

Недавно один романтик объяснял мне, почему на премьер-министра Кириенко нельзя обижаться ни за заветный партбилет, ни за челночные рейсы в КПРФ или ЛДПР за консультациями, ни за позорное поздравительное послание Жириновскому "На съезд ЛДПР". Так сказать, стансы, но не Августе, а националистам с сильным фашистским уклоном. Так вот, на Сергея Кириенко нельзя сердиться, потому что он прагматик.

Что он прагматик, это я и сама догадалась. Но почему на него нельзя сердиться за это, все-таки непонятно. Правда, Президент тоже послал подобное поздравление. Но во-первых, это не то его деяние, о котором будут рассказывать потомкам струны вещие Бояна. Во-вторых, Президент поступал в своей практике и как романтик. Иначе мы все еще ковырялись бы в социалистическом котелке, тщетно пытаясь оттуда добыть последние отруби с гарниром из резолюций XXX съезда КПСС. И, наконец, в-третьих, президент - немолодой прагматик, а Сергей Кириенко - молодой. Должны же молодые прагматики усваивать какие-то новые прогрессивные истины, неизвестные старым прагматикам, жившим в эпоху застоя? А если возраст здесь не обеспечивает прогресс, то стоило ли нам переключаться на молодых реформистов, по совместительству прагматиков? Не лучше ли было держаться наших молодых реформаторов?

Выборы в Красноярске были "праймеризными" не в плане полного соответствия среднего западного сибиряка эталонному россиянину, а в смысле идеологических проторь и моральных убытков для российского западничества и либерализма. Намеренно не употребляю термин "демократия", не к ночи будь он помянут. Он вызывает у меня нездоровые ассоциации с исторической победой здоровых мафиозных сил в Нижнем Новгороде, с упитанной фракцией КПРФ в Госдуме и с тем тощеньким непроходным процентом, который набрали на демократических выборах прогрессоры и реформаторы из "Демвыбора России". Не надо о грустном. Не за это мы гремели кандалами и, если надо, шли на эшафот. Не за то, чтобы дать возможность освобожденному народу заново избрать коммунистическое рабство. Так что лучше поговорим о капитализме и либерализме.

Напрасно некоторые мудрые обозреватели заключают, что всероссийские или даже общеевропейские (считая Юрия Лужкова, Аллу Пугачеву и Алена Делона) выборы в Красноярске не имели оттенка ни партийности, ни идеологии. Увы, имели, только идеология была самая упадническая. Меня, кстати, абсолютно здесь не волнуют ни деньги, ни алюминий. Я не считаю алюминий народным достоянием; эти вредные идеи, чтобы раздать всем по мотку проволоки или по паре мисок из данного металла, пусть озвучивают коммунисты. Алюминий - это частная собственность. Мне все равно, чья: братьев Черных или сестер Белых. Моей она быть не может, я не претендую: с малолетства не люблю и не знаю ни промышленность, ни производство. (А те, кто волнуется, наверное, берутся этими заводами управлять?) Деньги тоже не тревожат мой мятущийся дух. Я могу поклясться спасением своей души, что ни А.Лебедю, ни В.Зубову никаких денег не давала. Не похоже, чтобы им выделили средства из бюджета. А ежели дал кто другой - какое мне дело? Так что все эти треволнения отдают социализмом за версту. Вся эта розовая манера не зарабатывать свои деньги, а считать чужие. И я никогда не пойму, что такое "грязные деньги", если они не заработаны разбоем на Транссибе, рэкетом, не даны мафией или не поступили непосредственно от Ким Чен Ира, Фиделя Кастро или товарища Зюганова. Ни Лебедь, ни Зубов проезжих ямщиков не грабили, коммерческие киоски данью не облагали, мафия Лебедю точно денег не даст, а Зубов интеллигентный доцент, такие у нее не в чести. Коммунисты же, как отечественные, так и зарубежные, давно зубы на полку положили и лапу сосут в силу полной нерыночности коммунистических идеалов. Если бы товарищ Зюганов и КО не подкармливались сердобольной демократической властью из бюджета (ведь именно бюджетные денежки идут на содержание левых фракций в Думе, хотя они и нерентабельны: по мне, уж лучше нерентабельных шахтеров содержать), они давно бы с голода померли. А насчет чистоты денег - это полный абсурд. Деньги - не фата новобрачной и не святое причастие. Андрей Вознесенский в "девичестве" даже предлагал Ленина с денег убрать, в силу ленинской чистоты и денежной грязноты ("Уберите Ленина с денег? Он для сердца и для знамен!"). То есть деньги обязаны быть грязными, это и при социализме умные люди понимали. Компромат меня тоже не волнует, это обиход всех политических склок, даже и на Западе (там, конечно, изящнее).

Волновать нас должно другое. Падение (моральное) представителя демократической власти, своего брата-интеллигента. Простой генерал на первомайский парад не поперся у коммунистов в хвосте. А человек из нашего карасса, свой брат-интеллигент, не побрезговал и удостоился издевательств лично от т. Романова. А чего стоит зубовская "явка с повинной", покаянное письмо к местным коммунистам с просьбой о поддержке? И с какой стати нацист Рагозин из "Русских общин" агитировал за демократа Зубова? Да и Людмила Зыкина - не бог весть какой либерал, реликвия застойных тоталитарных времен. Уж лучше Ален Делон, по крайней мере, из Европы и не левый. Генерал Лебедь, кстати, до авансов коммунистам между турами не унизился, за что и получил "Пиночета" от Селезнева. Подумаешь, испугал. Давно ждем. Главное, чтоб не Альенде. Вот так когда-то демократы Корнилова испугались, да и попали в лапы к Ленину. Если генерал Лебедь решится претендовать на роль Корнилова, я записываюсь к нему в Ледовый поход.

Так что обидно за идею. Говорят, что Зубов - нашего поля ягода, демократ. Значит, с нами так легко? В кузовок - и точка? А ведь речь шла о скромном губернском кресле, не о жизни. А если о жизни зайдет разговор? Губернатор Зубов ("экс" в данный момент) умрет за светлое царство капитализма? Чем может кончиться эта поздравительная кампания в адрес КПРФ и ЛДПР? Капитуляцией? Ведь не поможет: повесят все равно. Но уважать при этом не будут.

Валерий Зубов лишился не места, а чести. И бесчестье не помогло сохранить место. Шансы новой жизни на выживание определяются количеством ее солдат и полководцев, готовых отдать за нее свою личную, единственную жизнь. Частная собственность. Продажа земли. Полные разных вкусностей магазины. Обмен валюты. Отдых на Кипре. Свобода печати и мысли. Триколор. Конституция. Свободный труд. За все это стоит умереть, а жить так, как до 1991 г., не имеет смысла. Мертвые сраму не имут.

Спор в стране и Красноярске, Смоленске и Коми идет не между кандидатами. Не от Лебедя надо было защищаться, а от Романова, Селезнева, Жириновского, Зюганова. Идет спор между дорогами - направо или налево. И бой надо выигрывать у коммунистов и нацистов. Если В.Зубов представлял Президента, он его обесчестил. И что теперь делать мне? Я за этого Президента голосовала. Зубова следует списать с корабля не за проигрыш, а за трусость в бою. За дезертирство.

В.Зубов, конечно, был прагматик. Хорошо бы генерал Лебедь оказался романтиком. Хотя бы на уровне Колчака...

А начет прагматиков все ясно. У политиков только одна степень свежести - романтизм. Она - первая, она же и последняя. Если о политике говорят, что он второй свежести, то есть прагматик, это означает, что он тухлый. То есть прохвост.