Демократический Выбор N46, 1997 г.

Валерия Новодворская

Ленин в октябре

- Где живет Нита Жо? - Нита ниже этажом. А где конурует вождь мирового пролетариата в эти снежные декабрьско-ноябрьско-октябрьские дни? Да по прежнему месту жительства. Говорят, чем стужа злее, тем теплее в Мавзолее (по словам поэта И.Бродского). Интересно, как это понимать. Дума и Правительство достигли с грехом и маразмом пополам консенсуса относительно того, что думцы и дальше будут совать палки в колеса реформ (хотя по закону движения палок не должно быть больше, чем колес), звать народ на баррикады, дабы бить буржуев без пощады, плевать на Конституцию и на Президента и упорно тащить страну обратно, в свою зловонную социалистическую нору - с горних капиталистических высей. И делать думаки это будут на деньги, заработанные для страны Анатолием Чубайсом, Егором Гайдаром и их командой. А суть предложений так называемой оппозиции как раз и заключается в том, чтобы эту команду реформаторов распять. Вместе с Россией. И для реализации этих своих партийных задач коммунисты, без особого труда сплотившие вокруг себя все адские силы советского прошлого, от Баркашова до Лужкова, от Бабурина до Джульетты Кьезы, от тихого Зюганова до шумного Анпилова, получили от либерально-конституционного Правительства не только фору в 100 ходов вперед (коммунисты будут ходить на голове, а Правительство будет гладить их по этой самой головке), но и старый добрый Парламентский час на TV за счет налогоплательщиков, голосовавших за Бориса Ельцина именно потому, что он не похож ни на основателей Парламентского часа Руцкого и Хасбулатова, ни на их последователей, подхвативших упавшее красное знамя, - Зюганова, Лукьянова и Бабурина. Да еще наши плюралисты из партии власти расщедрились на сюрприз для своих любимых врагов: на Наблюдательные Советы над ОРТ и РТР. Придется теперь Николаю Карловичу Сванидзе возить на работу своего кавказского овчара Кутю, с которого он и дома намордник не снимает, а Борису Березовскому или Ксении Пономаревой завести срочно волкодава. Для конструктивного сотрудничества с этими самыми Советами. Хоть в такой форме, но коммунисты добились своего: восстановили Советскую власть хотя бы на телевидении. Впрочем, за Сергеем Доренко наблюдать уже не надо. Он хоть и не коммунист, но по мере сил работает на благо торгового дома "Народно-патриотический Союз и сыновья". Бывает такое, знаете ли. Писатель Петров-Агатов был не гэбульником, а диссидентом, честно энное количество лет отсидев. Но, выйдя, поссорился с руководителем Русского Солженицынского фонда Аликом Гинзбургом, ныне издающим "Русскую мысль" и успевшим отсидеть три политических срока. И стал Петров-Агатов, враг режима, работать на режим, печатая в "Литературной газете" статьи против Алика.

Вон Григорий Явлинский утверждает, что он не коммунист, и сравнивает коммунисты с педикулезом. Но его запрос в Конституционный суд насчет возможности "третьего" президентства Бориса Николаевича - это такой мощный прорыв в светлое будущее всего человечества с Зюгановым после 2000-го года, что КПРФ должна послать "Яблоку" почетные партийные билеты. Так что, топя Налоговый кодекс и Чубайса, Сергей Доренко работает на ту же контору, под название "Левая оппозиция". Да еще бесплатно работает!

Коммунисты умные - в отличие от нас. На них всегда работали не только друзья, но и враги: Рузвельт, Никсон, выкинувший Тайвань из ООН ради КНР, Хемингуэй, оказавшийся в Испании не на той стороне, Бернард Шоу, Теодор Драйзер и Джек Лондон, увлекавшиеся по неведению социализмом, британское правительство, отдавшее обратно Сталину невозвращенцев... Теперь вот работают Г.Явлинский и С.Доренко и банкиры, ради ничтожной прибыли вредящие Чубайсу, строящему для них капитализм. А мы, кажется, придерживаемся знаменитого лозунга, сформулированного Евгением Евтушенко: "Для спасения негодяев благомыслящих не щадить".

Понятно, что получили левые от этого октябрьского консенсуса, от 22 октября, когда неумные и недалекие политологи заключили, что сделка с левыми - это разрешение политического кризиса. Отныне этот политический кризис станет безнаказанным и перманентным. Вон он лежит в Мавзолее, этот политический кризис. И смеется над нами всеми буквами своего глубоко верного афоризма: "Капиталисты не только продадут нам веревку, на которой мы их повесим: они дадут нам ее в кредит". Что мы и делаем, братья по демократии. А мы-то что получили от этого консенсуса? Наверное, то же самое, что получил Керенский в результате консенсуса с левыми, когда он объединился с большевиками против Корнилова. То есть Керенский получил эмиграцию. А 60 млн. россиян в результате этого консенсуса - безвременную насильственную смерть. За день до октябрьского переворота эсеры и меньшевики советовали Керенскому противодействовать большевикам политическими методами и дать крестьянам землю, дабы выбить у большевиков почву из-под ног. Вот и Григорий Явлинский предлагает с бедностью бороться, а не с коммунистами. Видно, Франция - очень бедная страна. Всего-навсего на четвертом месте в мире по уровню жизни! И оттого у нее коммунисты в правительстве. Турция, очевидно, богаче. Там коммунисты сидят не в Правительстве, а в тюрьмах.

Что это наш Президент так консенсус любит? Консенсусами с врагом вымощена дорога в ад... В 1938 г. Англия и Франция пришли к консенсусу с Германией и Гитлером, возложив на алтарь Чехословакию. В 1940 г. Франция сполна заплатила за свою трусость и подлость. И Англия - тоже. Под бомбежками и в Дюнкерке. На следующий день после нашего консенсуса с Думой арестовали в суде Алину Витухновскую. Ее арест - это наш Мюнхен. Сделка с Думой оплачена жизнью молодого поэта. Понимают ли это молодые реформаторы? Или будем теперь так жить: "Бросьте жертву в пасть Ваала, дайте мученицу львам"? Куда отступаем, россияне? За нами - Москва. В Москве - Мавзолей со злым гением России. В Москве - красные звезды над Кремлем, бандитская коммунистическая фракция сидит в Думе, опять-таки в Москве. В Москве выходят сотни красно-коричневых изданий, в Москве - Юрий Лужков. Вы мне ответьте, куда отступать? И если Президент любит консенсусы, долг молодых реформаторов доказать ему, что это вредно для здоровья. Для его и нашего.

В наше Смутное время возникло много ересей. Самая опасная ересь - думать, что коммунисты к власти не придут и придти не хотят. И что есть какие-то другие опасности, кроме коммунистической угрозы. Вроде Юрия Лужкова или семибанкирщины. Или еще одна ересь, что Зюганов - не коммунист, а нацист. Вот успокоили, право! Или что в стане левых в результате консенсуса возможен раскол. Самое интересное в том, что еретиков этих будут жечь на кострах отнюдь не радикальные демократы, а те самые коммунисты, которые "уже не представляют угрозы". Коммунисты придут во все щелочки, куда только можно пролезть. Через мусоропровод, как тараканы. Они не боятся даже радиации. Они мутируют и переживут нас, если мы им этот позволим, а не вызовем санэпидемстанцию. А что они знают, что с экономикой не справятся, и потому власти не жаждут - это новая и свежая идея. Большевики тоже с экономикой не справлялись. Целых 70 лет.

Юрий Лужков опасен тем, что обращается к левым. К охлосу. К совкам. Он играет на ненависти к Западу. Только нищие и темные люди могут избрать его в Президенты. На выборы мэра он шел с другой программой, он апеллировал к сытым и умным. Без красно-коричневого шлейфа, без электората запуганных и бедных совков Лужков не опасен. Он может придти к власти только как пена на коммунистической волне. Что до банкиров, то если они уберут нашего Чубайса, они затянут петлю на собственной шее. Чубайс - это линия Мажино для капитализма и открытого общества. Падет эта линия укреплений, и не семь банкиров придут к власти, а семь комиссаров. А банкирам придется потерять не только банки, но и голову. Если не успеют убежать.

И меня не утешает то, что Зюганов - нацист. Наш фашизм будет куда левее немецкого. Прусских помещиков у нас нет. И бауэров маловато. И в вермахте нашем что-то не видно лощеных титулованных офицеров. Хотя, если вы смотрели фильм о "Белой Розе", подпольной антифашистской организации, действовавшей в Германии в 40-е годы, вы могли видеть, что Германия 1943-1944 годов сильно походила на Советский Союз. Голодная, с карточной системой страна. Муштра, милитаризм, гестапо. Стукачи. Студенты, обязанные отрабатывать какое-то время на военных заводах. "Патриотический подъем".

А раскола в их стае нетопырей не будет. Они собьются в кучу в силу боязни яркого света. Их сплотит ненависть. К Западу. К свободе. К нам. Ненависть - отличный цемент. Зюганов их предал еще в 1993 году. Но совки привыкли обходиться без самолюбия, без чести и без совести.

И с нацизмом, и с коммунизмом надо поступать так, как Кемаль Ататюрк. Его наследники в Турции посадили коммунистов и не пускают к власти фундаменталистов. А мы сидим под консенсусом, как мыши под веником.

Ленин-то перезимует, похоже. А нам это не гарантировано.