Демократический Выбор N40, 1997 г.

Валерия Новодворская

Роковые яйца

Бедный Михаил Булгаков, побочное дитя семьи Турбиных, действовал тайком, как Мастер: все больше в подвале, полушепотом, в стол, потому что критики Латунские и прокураторы Советского Союза внушали ему такой ужас, что роман про Понтия Пилата он даже не понес в журнал. Вместо этого понес в театр холуйскую пьесу "Батум" про прокуратора Иосифа Виссарионовича, который ему это дело зарубил, потому что трудно раболепствовать в нужном направлении при большом таланте, о чем ведомо было даже Жан-Батисту Мольеру. "Роковые яйца", маленькая булгаковская повесть, вышла несколько скособоченной от этого же страха автора перед самим собой: уж очень пророческая и клеймящая вышла сатира. Несчастный советский гений пытался зажать себе рот, а правда била из него Кастальским ключом, извергалась фонтаном, и напрасно он писал в 1925 г. к прокуратору СССР, ходившему в защитном френче с кровавым подбоем, и просил срочно работы или выезда из страны. Какую работу мог дать ему Сталин? Для художников, не умеющих врать, не научившихся достаточно сценично пресмыкаться, в СССР работы не было.

Суть же "Роковых яиц" проста и страшна: чем бы ни занимались коммунисты, за какой бы мирный и созидательный труд ни взялись (ну, там, антиалкогольная кампания, Продовольственная программа, всеобщая грамотность на уровне средней школы, освоение целинных земель, бесплатное медицинское обслуживание) - в фильме, продравшемся сквозь Думскую цензуру на TV, они выращивают кур - из самых банальных яичек вылупятся гады, монстры, змеюки и крокодилы и съедят несчастных граждан страны Советов, а потом и самих коммунистов. Коммунисты и катастрофа - это синонимы. Представляете себе, чем такое открытие могло обернуться для бедного Булгакова?

Но речь у нас пойдет не о птицефабриках. Просто сейчас, как до выборов, так и между ними, стало модно класть свои яйца не в одну, мало-мальски подходящую корзину, а сразу во все корзины, в том числе и во вражеские. Даже американцы, уж на что идейные антикоммунисты, и то каждый раз зовут Зюганова на приемы в свое посольство. И даже в США дали визу (небось, еще и кормили, и за постой платили, и за авиабилет). Американские практичные курочки растопырились над зюгановской корзиночкой, чтобы снести ему туда пару яичек всмятку. А вдруг он станет Президентом?

Заодно российские политики и российские журналисты иногда впадают в мистицизм и находят в г-не Зюганове и его прайде массу утешительных и успокоительных черт. Неважно, мол, какого цвета эта красная кошка, но лишь бы она ловила мышей. Правда, в чем заключается этот процесс в Думе, не очень понятно. Если коммунисты и ловят там что-то, то только рыбку в мутной водице. Например, солидный и несгораемый (типа "Гей, славяне") глава кабинета оставлен явно в утешение коммунистам. Потому что непонятна иная смысловая нагрузка на премьер-министра при таком экипаже машины боевой, как Анатолий Чубайс и Борис Немцов. Коммунисты, конечно, нуждаются в транквилизаторах, но целый премьер-министр исключительно для них - это уже затратная экономика. Убыточная экономика как продолжение убыточной политики. Дешевле было бы Думу разогнать, предложив ей аперитив из какого-нибудь совершенно уж несъедобного премьера, вроде Егора Гайдара. Потому что если цель Президента - не огорчать коммунистов, то ему самому придется уйти в отставку. Потому что пока он у власти - коммунисты не могут быть счастливы. Потому что коммунистам мало трупа в Мавзолее, им нужен соответствующий "живой труп" и в Кремле. С бровями. С орденами. С усами. Солидность - от Зюганова, развязность - от Варенникова, фанатизм - от Анпилова, агрессия - от Лукашенко, ловкость - от Лукьянова, отмороженность - от Илюхина. Такой вот то ли Годзилла, то ли Калибан, то ли Франкенштейн. К счастью, похоже, что коммунисты и их электорат будут, как минимум, до 2000-го года несчастны, хотя бы по этому пункту их чаяний.

В Конституции, кстати, ничего не сказано насчет того, что Президент РФ обязан быть гарантом хорошего настроения коммунистов. К коммунистам в Конституции относится совсем другой пассаж (ст. 13, п. 5) об экстремистах, деятельность которых в государстве допускаться не должна.

Вот вам и безвредность коммунистов на нынешнем "необратимом" этапе. Премьер-министр, оставленный в Правительстве по формуле "Я не буду вам мешать, буду воздухом дышать", - раз. Одна надежда, что мед в лице Чубайса и Немцова пересилит и заглушит премьерский деготь, и Правительство "коммунистического доверия" (по словам депутата Сергея Юшенкова из ДВР) станет то ли "правительством коммунистического недоверия", то ли правительством "антикоммунистического доверия". То, что ни один нормальный закон не может пробраться сквозь чащу коммунистических депутатов - это два. Инвесторы нас обходят за километр - это три. Ведь никто из них еще не успел забыть, что большевики не платят по царским займам "антинародных режимов". Без закона о гимне и о флаге с гербом сидим - это четыре. У нас лексический запас с коммунистами разный, так что общий текст не придумаешь. И зрение у них другое. У нас - трехцветный флаг, триколор. А они все видят на месте его красный. Дальтоники, понимаешь. Все либеральные новшества держатся на Указах Президента - это пять. Впрочем, все равно. Были бы даже законы, они бы после эры Ельцина все равно бы их отменили. Закон - не гарантия для частных собственников и для прессы. Гарантия - декоммунизация. Процентную норму для коммунистов ввести. И черту оседлости... Чтобы они не путались под ногами. А если кому-нибудь эти меры покажутся предосудительными и жестокими, давайте заглянем на недавний, свеженький, приуроченный ко дню рождения сатрапа Владимира Ульянова, IV съезд КПРФ. Послушаем доклад г-на Зюганова под аппетитным названием: "Россия будет великой и социалистической". Самые сочные места.

"Великая страна и великий народ переживают кризис, равного которому не было со времен Великой Смуты". Как вам это нравится? Россия со времен Лжедмитриев пережила бироновщину - страшный террор при Анне Иоанновне, пугачевский бунт, политический беспредел при Павле, красный террор, сталинизм, страшную последнюю войну - и, оказывается, это все пустое! Демократия и реформы, вестернизация и свобода печати, отсутствие политзаключенных в тюрьмах и наличие разных разностей и вкусностей на прилавках, падение Советской власти и железного занавеса, достаток, свет цивилизации и свобода - вот что такое настоящее несчастье с точки зрения коммунистов!

А дальше - апрельские тезисы Г.Зюганова. Очень похожие на аналогичные установки, некогда сформулированные чучелом из Мавзолея - самым опасным и самым талантливым маньяком XX века.

1. В "золотой миллиард" (в состав цивилизованных и богатых стран Запада) мы никогда не попадем. Нам совесть не позволит "жировать за счет слабых" (раз в Заире и в Северной Корее, а также на Кубе голод - по их же вине - нам стыдно быть сытыми). 2. Горби и Ельцин предали дело коммунизма, а до них все было хорошо (особенно в 30-е годы!). 3. Наша задача - терпеть лишения и бороться за справедливость и братство народов. 4. Восстановить Советы и СССР. 5. Народ имеет право на восстание, а потому давайте создавать комитеты общественного спасения (давно гражданской войны в России не было). 6 Отрекаемся от троцкизма, но не от сталинизма. (Еще раз раскулачим, еще раз 60 млн. на тот свет.) Маркс, Энгельс, Ленин - великие предшественники! (Особенно в подвалах ВЧК.) Они ничего не забыли и ничему не научились, эти "сендеро луминозо" и "тупаки амару" из российской глубинки.

Те яйца, которые публицисты, банкиры, западные правительства и слабонервные соглашатели из интеллигентов откладывают в их корзины, - роковые яйца. Из них вылупятся чудовища, которые (в который раз!) пожрут Россию. Каждый, кто призывает сожительствовать в политике с коммунистами и терпеть их, высиживает змей. Они уже и гимн Советского Союза на уровне этого мутанта - Союза России и Беларуси - ввели. Эта кошечка действительно ловит мышей, но только для себя, а не для прекраснодушных или трусливых идиотов, занимающихся разведением в России коммунистов вне лабораторий и зоопарков.