Демократический Выбор N35, 1997 г.

Валерия Новодворская

Не рой яму другому

На ранней розовой заре горбачевской перестройки, после разрешения чирикать, журналисты и публицисты замурлыкали от удовольствия и, довольные собой, своим гонораром и своим генсеком, стали в первую голову оплакивать печальную участь честных большевиков, которые ревностно служили партии, дьяволу и НКВД, были оклеветаны и пали жертвами культа личности.

Журналисты и публицисты и не подозревали, насколько выбор (и их, и их перестроечных журналов) темы про тех или иных детей Арбата их классифицировал. Они, несмотря на возраст, не смогли отказаться даже к 1988 году от стереотипов того контекста, в котором орудовал сам товарищ Сталин: марксизм, ленинские нормы партийной жизни как светлый идеал, классовая борьба, массы, Великий Октябрь, подвиг народа... Словом, дарю спикеру Селезневу слова для их "союзного" гимна (песенка из тех же 30-х годов):

Нам ли стоять на месте,
В своих дерзаниях всегда мы правы,
Труд наш есть дело чести,
Есть дело доблести, есть подвиг славы.
И звезды наши алые
Сверкают небывалые...

Ну, узнаете? "И наколка времен культа личности засинеет на правой груди"... Бухарин, Томский, Каменев, Зиновьев, Троцкий, Тухачевский и Косиор - все пошли в ход. Помнится, 11 июня 1987 года КСП (клуб самодеятельной песни) подал заявку на траурный митинг по убиенным командармам. Моссовет, посоветовавшись на месте с КГБ, разрешил, но решив, что лучше перестраховаться, чем недостраховаться, отменил решение. Привыкшие сидеть по кустам с бутылками и гитарами КСПшники безропотно отказались от акции и даже не предупредили приглашенный ими семинар "Демократия и гуманизм". Семинаристы в результате митинговали наедине с гэбульниками, а КСПшники уползли обратно в кусты. Что ж, командармы до расстрела сами всю жизнь просидели в кустах, зато и грудь была у них в крестах. То есть в орденских звездах. И в конечном итоге в кустах оказались их головы. Редкий случай небесной справедливости: возмездие еще при жизни, всего через 20 лет, так что некоторые чудом уцелевшие жертвы могли полюбоваться на участь своих палачей и получить хотя бы минимальное удовольствие. Как бригадир Тюрин из солженицынского "Одного дня Ивана Денисовича", который встретил у костра на лесоповале командира и комиссара воинской части, которые когда-то выгнали его, без документов и без денег, за ворота, как сына кулака, чуждый элемент. Перекрестился Тюрин и подумал, что Бог долго терпит, да больно бьет. Правда, при этом он забыл на себя оборотиться. Ведь в Красную Армию Тюрин пошел не в бирюльки играть. Уж сын раскулаченного точно знал, что это армия палачей и убийц. Для него, сына жертвы, было бы приличнее взять в руки обрез и мстить. Желание выжить лично, причем любой ценой, и привело страну на коллективный лесоповал. И каждая щепка, прежде чем отлететь из жизни, рубила лес или пропагандировала это прелестное занятие, не обращая внимание на другие щепки, за которыми ей предстояло последовать. Кумир интеллигенции Юрий Трифонов не переставал до конца воспевать своего отца, одного из ликвидаторов России, красного командира, "героя" гражданской войны.

Ну ладно, что там перестройка. Топ, топ, топает малыш. Первые робкие шаги. Но сейчас, кажется, время обращается вспять. И в 1997 г. от Рождества Христова, через 10 лет после биений в перси по поводу горестной судьбы ни в чем не повинного Тухачевского, TV опять вытаскивает из шкафа эти красные скелеты и предлагает нам их омыть слезами сострадания. Что-то я не помню, чтобы TV отмечало какую-нибудь годовщину со дня казни юного поэта Каннегиссора, застрелившего красного инквизитора Урицкого (небось, и улица еще в Санкт-Петербурге есть). А стоило бы отмечать. Если бы каждый честный россиянин убил бы по большевику (ведь бешенство неизлечимо, пастеровские прививки можно делать до истечения очень небольшого срока, а большевики взбесились еще до начала XX века, в 1898 г., на первом съезде РСДРП, когда и большевиков-то не было: сии фрукты созрели к 1903 году), то, глядишь, все бы утряслось, и Россия избегла бы семидесятисемилетнего кошмара и столетий долгой и мучительной Реконструкции...

Ладно, раз родное TV навязывает нам эту тему, давайте рассмотрим исторические заслуги детей Арбата, Дома на набережной и РККА. Сначала все эти командармы убивали своих соотечественников, пытавшихся спасти страну от накатывавшего на нее красного Потопа. Не они ли топили офицеров Российской армии на баржах в Белом море? А кто расстреливал 40 000 офицеров и солдат Добровольческой армии, поверивших в амнистию, обещанную Фрунзе, и сдавшихся на милость безжалостных победителей? Скромный субалтерн-офицер Тухачевский сделал в РККА хорошую карьеру. В старое доброе дооктябрьское время он бы дошел до таких чинов к годам к пятидесяти, а у большевиков шагал через две ступеньки. Плебс поначалу шикарно оплачивал предательство немногих выскочек и ренегатов, которые, как г-н Тухачевский, перешли на сторону Красной Чумы. Вспомните любимый советский фильм "Красная площадь" и командарма Кутайсова.

Впрочем, Тухачевский убивал не только офицеров. Используя ядовитые газы против восставших тамбовских крестьян, обрекая на голодную смерть за колючкой крестьянские семьи, взятые в заложники, он, конечно, служил честно. Эсэсовцы тоже служили честно. Особенно те, которые загоняли беспомощных узников в газовые камеры и высыпали в отверстия в крыше "Циклон-Б". Командиры Красной Армии, ставшие жертвами своих товарищей по идеологии, своими руками копавшие яму России и тем, кто в отличие от них продаться большевикам не захотел, сами угодили в ту могилу, в которую бросали своих соотечественников. Пусть не будет мира их праху, прощения - их уродливым душам, добрых слов о них - в средствах массовой и немассовой информации.

Кстати, сколько фильмов было уже снято о горестной участи Льва Троцкого, обагренного кровью палача, который превзошел Малюту! Взрастив и воспев в своих пылких речах чудовищный тоталитаризм, он не поделил со Сталиным власть и методику (при перманентной революции никто в России вообще бы в живых не остался). Палачи поссорились. Это их профессиональная проблема. Нам здесь глупо горевать. Прикажете оплакивать Каменева и Зиновьева, которые стоили России дороже, чем Чингис-хан?

А Бухарин, любимец этой зверской партии (навряд ли коммунисты полюбили бы хорошего и доброго человека)! Автор азбуки. Не простой, по которой учатся читать. "Азбуки коммунизма", где обосновывается постулат о том, что если человечество не понимает своей пользы, то можно принудить его строить коммунизм силой. Что и было проделано.

Высланный Сталиным, Троцкий сразу вспомнил о свободе и гуманизме. Думал ли он о них в своем бронепоезде, обрушиваясь на несчастную Россию с огнем и мечом? Не один порядочный человек, наверное, мечтал оказаться на месте Меркадора и опустить на голову этого зверя ледоруб...

Гонимый Сталиным, увлекшийся НЭПом, Бухарин встал в позу диссидента. Правда, надолго его не хватило. Раскаялся как миленький, признался во всем. Умереть не смог как человек. Ему бы стать диссидентом несколько раньше, а не популяризировать подвиги ВЧК и ГПУ на страницах "Известий".

О Троцком пишут романы и снимают фильмы. О Бухарине снимали сериалы. Стивен Коэн написал о нем монографию на 600 страниц. Перестроечные журналисты ухватились за детей Арбата, потому что те были для них свои. В доску. Журналисты тоже зачастую состояли в КПСС и ходили на парткомы. Россия, убиенная, замученная в подвалах ВЧК, для них была экзотикой и потусторонним сном. А Россия, сопротивляющаяся, мстящая большевикам, их просто шокировала. Их не поминают, им не ставят памятники.

Что ж, большевиков уже настигла однажды жестокая и заслуженная ими Божественная справедливость. Можно, конечно, посоветовать им учитывать этот прецедент. А можно и не откладывать в долгий ящик и запретить их, не дожидаясь Господней кары. Ведь прежде чем сложить свои пустые головы, коммунисты свернут нам умные наши.