Демократический Выбор N18, 1997 г.

Валерия Новодворская

Уленшпигели из РТР

Не везет второму каналу с зеркальностью. Когда Борис Николаевич увольнял Попцова, он явно не хотел сказать, что "чернуху" показывать "западло". Наоборот. Здесь сложнее и подсознательнее. Тиль Уленшпигель когда-то, задолго до эпохи TV, объявил фламандскому народу, что он - его зеркало ("Уленшпигель" так и переводится). Зеркало должно, конечно, показывать и "чернуху". Однако Тиль делал не только это. Он на досуге к тому же готовил антииспанскую революцию. А на РТР шел сплошной поток сознания: черное, белое, рыжее, зеленое, голубое, красное. Все вперемешку. Пожалуй, черного и красного было больше всего: черного - благодаря объективным трудностям предкапиталистической действительности, красного - благодаря частной инициативе коммунистов. А когда на улицу случайно выползали демократы, что после октября 1993 года с ними происходило крайне редко, то, как отжившее и нетипичное явление, Олег Попцов их не показывал вовсе.

Как можно было дальше допускать, чтобы Гостелевидение не вело, не стучало пеплом в сердце, не призывало трудящихся к борьбе за рынок, не описывало яркими красками светлое капиталистическое "завтра"? TV, как и Лев Толстой, просто обязано быть коллективным организатором, коллективным агитатором и коллективным вестернизатором. Словом, зеркалом русской революции. Только не пролетарской, а буржуазной.

Западная общественность не одобрила бы поведение Бориса Ельцина. Тиль Уленшпигель не понял бы Олега Попцова. Так или иначе, но Эдуард Сагалаев получил еще один канал и поначалу очень старался сделать так, чтобы избиратели проголосовали, а мы от их голосования не проиграли. И Сагалаев, и электорат оказались на высоте.

Но новое зеркало русской революции на канале РТР остыло через 3 дня после подсчета голосов и впало в попцовскую прострацию в духе французского постмодернизма: слов много, а стержня нет, смысла нет, воли нет, цели нет, нет даже "чернухи". Одни белые пятна. И реклама. Фильмы - самые унылые, а новости отдают то ли содой, то ли стиральным порошком "Ариэль". Закат нового светила состоялся, как водится, в роковой Думе, где, стоя перед коммунистами и националистами всех степеней, телевизионный магнат заверял последователей Троцкого и Сталина в своем к ним бесконечном уважении и всяческой готовности исправлять допущенные ошибки. На коммунистов не угодишь... Можно ли желать большего от государственного канала, если он и так показывает депутатов, которые в горячечном бреду пытаются снять Президента с должности за пневмонию, а демократов, с лозунгами протестующих против такого способа лечения общественных недугов, не показывают вовсе? Поэтому, похоже, выбор пал на Н.Сванидзе, и если и третий блин не выпадет комом, то мы увидим, наконец, небо в алмазах и обретем в новом великом Гэтсби Великого Кормчего. Николаю Сванидзе деться некуда. Для красных телезрителей он - секс-символ демократии и капитализма. В каждом номере газеты "Завтра" его изображают очковой змеей. Раскройте зеницы и нажмите на кнопку "2". Скоро мы увидим на РТР долгожданный антиленинский университет миллионов. А иначе я уж не знаю, что и делать. Хоть создавай из Совета директоров Политсовет директоров.

Моя версия будет явно не единственной. Наверняка кто-то скажет, что дело в деньгах, в характерах, в погоде, в непогоде, в расположении светил. Но только эта версия угодила бы Тилю Уленшпигелю, буржуазному революционеру.

Моя версия - дидактична, фотогенична, а для потомства и руководства РТР поучительна.

Какая же басня без моралите?

Я никогда не забуду Эдуарда Сагалаева, сидевшего в ночь перед финишем выборной гонки, уже после закрытия участков, да еще на пару со Светланой Сорокиной, перед полной студией красно-коричневых большевиков, которых они сами и созвали на свою голову, и с робкой улыбкой забитого "лишенца" выслушивавшего все оскорбления и глупости национал-коммунистов, не смея или не умея возразить. А тут еще явился приглашенный в качестве "бифштекса" Егор Гайдар. И если от него что-то осталось, то благодаря заступничеству малочисленных демократов, чудом удостоившихся приглашения в студию, а вовсе не помощи ведущих, которые, по-моему, не тронулись бы с места, даже если бы Гайдара стали убивать на их глазах. Нехорошо ругаться, но все диспуты с коммунистами протекали по формуле: "И какой-то барбос укусил его в нос. Нехороший барбос, невоспитанный!" Вспомните манеру общения Геннадия Зюганова, Владимира Жириновского, Сергея Бабурина и вы убедитесь, что я права.

Олег Попцов тоже очень любил снимать коммунистов. До такой степени любил, как будто был летописцем КПРФ. Или биографом Геннадия Зюганова.

Эдуард Сагалаев продолжил скорбный труд своего предшественника, но из искры не возгорелось пламя. Народ не просветили, и он не собрался под святое трехцветное знамя. Не удивительно, что с такой расторопностью демократов власть в стране в 1917 году захватили большевики. У них "Искра" была, и ЦК был, и еще кое-что было. Но главное, что у них было, - это воля к жизни и к власти. Когда после выборов мы с Константином Боровым, Демсоюзом и славными студентами из "Молодежной солидарности" топили в Москве-реке красный гроб КПРФ с венком из крапивы, то вместо радости и поддержки РТР изобразила неизбывную печаль, посетовав на примитивизм и большевистские наклонности радикальных демократов. Правда, она забыла, что в 1919 году настоящие большевики, ленинцы, топили в Белом море баржи с пленными офицерами, монахами и другими "врагами народа". Тот, кто мешает после этого намекнуть Президенту на необходимость запрета КПРФ и "смежников", тот просто сколачивает гробы для будущих жертв нынешних коммунистов, в том числе, может быть, и для себя.

Первые шаги Николая Карловича Сванидзе, однако, озадачили демократов. Он уныло поплелся в Конвент, то есть в якобинскую Думу, и стал оправдываться перед остервеневшими коммунистами, требовавшими, чтобы их показывали 24 часа в сутки, и даже вместо рекламы. Непонятно только, что могут рекламировать коммунисты, кроме партийных лозунгов и танков? Ведь при них ничего другого в стране не было. Вот так это и происходило до 1989 г.: вызванный "на ковер" в обком или райком КПСС редактор газеты (режиссер, писатель, ученый, тренер, телевизионщик) дрожал, потел, краснел, заикался и доказывал, что он не верблюд. И был счастлив, если его отпускали с миром. Николай Сванидзе, видно, был знаком с этой практикой. Уж очень он послушно оправдывался перед этим коллективным райкомом - думским большинством. Могу себе представить такую сцену на Западе: только в "ужастике" она могла бы реализоваться. Американский конгресс вызывает какого-нибудь директора канала (а их там 48) и пеняет ему на то, что канал редко показывает республиканцев. И требует введения специального "конгрессного" часа, и чтобы одних конгрессменов-республиканцев показывали. И тут "ужастик" кончается, и американцы весело смеются. И никогда французские "комми" не наберутся такой наглости, чтобы вызвать в парламент телевизионщиков и требовать, чтобы их специально показывали французам, как обезьян на Сен-Лоранской ярмарке. Впрочем, умные французы избирают в свой парламент мало коммунистов. С них хватило одной Парижской Коммуны, одного Марата, одного Робеспьера, одного клуба якобинцев... А нам, видно, мало этих 70 лет. Сванидзе даже подсчитал, что Жириновского показывали 18 раз, Зюганова - 17 раз... Кто это, интересно, на РТР такими подсчетами занимается? Какая там норма появлений на экране на одну коммунистическую душу? (Если, конечно, у коммуниста есть душа). И почему мы должны любоваться коммунистами в принудительном порядке? Пусть их по ночам показывают вместе с порнухой. Ведь коммунизм - это неприлично. Это разврат.

Раз на РТР появится опять "Парламентский час", значит, скоро парламентарии пойдут штурмовать Останкино и мэрию. Сванидзе должен был не подчиниться, отказаться прийти. Тиль Уленшпигель не пошел бы извиняться перед герцогом Альбой. А наши Уленшпигели с РТР служат одной рукой Вильгельму Оранскому, другой - Инквизиции - только не испанской, сжегшей 10 000 человек, а советской, истребившей 60 млн. невинных. И не слышно на РТР ни пения жаворонка, ни боевого крика петуха. Одно только испуганное кудахтанье кур, которым все равно место в бульоне, даже если они несут яйца в коммунистический подол...

Пусть хоть Президент сыграет нам роль Вильгельма Оранского, благо у него теперь есть в Правительстве такой опытный и бесстрашный гез, как Чубайс... Не придется нам тогда на это жесткое порно по телевизору смотреть - на "Парламентский час" то есть. За неимением оригинала...