Демократический Выбор №38-45, 2002 г.

Валерия Новодворская

О, руки были бы чисты!

Страна смеется от души. Она хохочет и катается по неширокому политическому полю, поросшему красно-коричневыми плевелами, под вертикалью власти, в тени раскидистого кремлевского анчара, меж медвежьих единых лап. Она смеется над демократами из "Либеральной России".

Не над собой - она всегда пресмыкалась перед тупой и сильной властью (Иван Грозный, Ленин, Сталин, Николай I, Путин) и восставала в полной безопасности против власти сколько-нибудь реформаторской и человечной, то есть слабой по определению (Григорий Отрепьев, Александр II, Николай II, Ельцин).

Не над Борисом Березовским - у него слишком много денег, а это внушает почтение в наш презренный меркантильный век. Почтение и желание погибнуть - нравственно и даже физически - за этот металл. К тому же в нашей насквозь левой стране, не прошедшей через горнило декоммунизации и антикоммунистического Нюрнберга, кажется невероятной и даже кощунственной мысль о том, что кого-то могли откуда-нибудь исключить за связь с коммунистами. За связь с ЦРУ - другое дело.

Бедный, репрессированный демократами Березовский тоже был в шоке. Во-первых, он еще не сталкивался с людьми (до своего знакомства с "Либеральной Россией"), способными отказаться от 100 миллионов долларов, и даже не подозревал, что такое в природе бывает. А во-вторых, для Березовского коммунисты - крупная оппозиционная сила. А сила есть - ума не надо. Ни у самой этой силы его за 80 с лишним лет не прибавилось, ни у тех олигархов, которые на свою голову "оппозиционную силу" финансировать хотят. Мало было примера того самого Саввы Морозова, которого большевики сначала обобрали, а потом прикончили. Так что политический бомонд зря смеется и издевается над либерроссами. И страна зря смеется. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Сейчас либералы про Бориса Березовского знают все, хоть пиши на него производственную характеристику. А раньше не знали. Могли ли они не поверить с самого начала? Нет, не могли. Потому что в отличие от самого Березовского, который вместе с Прохановым издевается над религией на манер отца Звездония из повести Войновича (отец Звездоний, как известно, не крестился, а звездился), либералы у нас вполне христианского толка, как, впрочем, и на Западе. Демократия + гуманизм = либерализм. И если уж Христос на кресте простил разбойника (в отличие от Березовского, раскаявшегося всерьез), то как либералам было не поверить олигарху? Демократия - это храм, и, следовательно, она обладает правом убежища. Только вот индульгенции на брачный союз с компартией демократия не продает, даже за 100 миллионов. Так что для злорадства нет оснований. Ведь если в храме Божьем грешник может без конца являться в исповедальню и требовать себе отпущения, то в политическом смысле демократия не может быть использована многократно, как "долгоиграющий" леденец. Отпущение дается один раз, а потом уже из храма демократии гонят. Потому что если человеку трудно не грешить, да и грехов много (гордыня, прелюбодеяние, ложь, гнев и прочее), то никак нельзя считать, что политику трудно не впасть в союз с коммунистами. Напротив - трудно в таковой союз впасть. Если, конечно, не лишиться предварительно рассудка.

Напротив, страна должна была бы восхититься. Сначала Похмелкин с Юшенковым поверили человеку с репутацией Сатаны. То есть повесили себе на шею нешуточный камень. Вера в людей в политике, может быть, излишнее качество. А с другой стороны, что же делать? Брать с союзника, коллеги, партнера расписку в том, что он не скотина (не верблюд, не осел, не козел)? Какие гарантии, что ты, доверяя партнеру, не пригреваешь на своей груди змею? В бизнесе еще можно ведомость заполнить и деньги в сейф запереть, и то не помогает, а в политике гарантий никаких. Разве что клятва молодогвардейца: "И если я нарушу сию священную клятву, пусть меня покарает суровая рука моих товарищей".

Борис Березовский нарушил священную клятву, примерно запечатленную в документах "ЛР". Причем один из этих документов он же сам и написал. И его покарала суровая рука Политсовета: 22 - за кару (исключение), 4 - против, 4 - воздержались. Суровая рука Виктора Похмелкина, Сергея Юшенкова и Бориса Золотухина (остатка сопредседателей) лишила олигарха сувенирного партбилета. Но он не хочет его отдавать, апеллирует чуть ли не к Страсбургу и "Эмнести Интернейшнл". Видно, хочет либералный партбилет положить рядом с членским билетом КПСС, который ждет своего часа в сейфе "ЛогоВАЗа". Коллекция, понимаешь. Никогда же не знаешь, чья власть будет в городе.

Но вот если Проханов готов был принять членские взносы согласно краснокожей партийной книжице, то с либеральным партбилетом сложнее. Товарищи по либерализму (теперь уже бывшие) не желают брать деньги у красного олигарха. У "краснюка" (как говаривали в 1919 году) взять что-то немыслимо. Либералы умрут, но не дадут поцелуя без любви. Они от бабушки (от советской власти) ушли, от дедушки (от компартии) ушли, от волка (КГБ и Путина) ушли, от зайца (СПС) ушли. Так им и от лисы (Бориса Березовского) нехитро уйти. Правда, исключенный магнат жалуется всем встречным газетам, что он не давал обещаний не кооперироваться с коммунистами. Забыли взять. Не учли, что человек, решивший бороться с Путиным, потому что тот слишком близко к нашему гэбульно-советско-партийному прошлому, может напрямую связаться с этим самым прошлым: с красно-коричневым триумвиратом из Проханова, Зюганова, Анпилова со товарищи и партайгеноссе. Надо было догадаться, написать список табу: не класть ноги на стол, не связываться с оргпреступностью, мафиози, фашистами, коммунистами, антисемитами, фундаменталистами, экстремистами... Словом, надо было предупредить, как в детской песенке: "У коммуниста ноги грязные, и с ним нельзя в постели спать".

Не ясно только, на что жалуется бедный обиженный олигарх: ведь партбилет "Либеральной России" не давал ему никаких реальных благ. С работы его не уволят, капиталы не конфискуют, из дворцов, что в Лондоне, что на Лазурном берегу, не выселят. И в заграничной поездке не откажут, и в дворники идти не придется. И политлагеря ему не угрожают. Всего-то навсего: руки не подадут и не пустят больше на ту кухню, где российские интеллигенты привыкли обсуждать свои мировые вопросы - не ради славы, а ради жизни на своей земле. Можно быть допущенным в Кремль, сидеть в Совете безопасности, назначать президентов, владеть яхтами, дворцами и островами, но на эту диссидентскую кухню без пароля проникнуть нельзя. Эта кухня была самым престижным местом на свете, хотя оттуда попадали в Лефортово, в пермские лагеря, в Чистополь, в психиатрические застенки, на тот свет, потому что паролем туда были порядочность, мужество, совесть и честь.

Либералы ушли в холодную осеннюю ночь в чем были. Потому что живут по формуле: "О, руки были бы чисты! А остальное все приложится". И они не обязаны возвращать олигарху потраченные на партию несколько сот тысяч баксов. Должна ли мышь, попавшаяся в мышеловку и съевшая там кусочек сыра, возвращать кусочек сыра хозяину мышеловки, если ей удалось спастись и ноги унести?

Да, диссидента из Березовского не вышло. Поскольку он прямо на марше переквалифицировался в левого, розового, с кремовым оттенком государственника. Самодержавие, православие, народность. Только монархом должен быть не Путин. Хотя милые бранятся - только тешатся. И у Путина, и у Березовского есть советский ген самовластия, презрения к людям, беспринципности, жестокости. В схватке скорпиона с тарантулом неохота участвовать. Коммунопатриоты возводят для России типовую газовую камеру и типовой лагерный барак. Борис Березовский решил присоединиться в качестве и подрядчика, и прораба. Либералы на этой стройке коммунизма таскать ему кирпичи не будут.