Демократический Выбор №??, 2002 г.

Валерия Новодворская

Холодный процесс вокруг горячей точки

Российская юстиция, в отличие от российского правительства, амбициозна. Нам мало было членства в G8, в таинственном союзе «19+1», в ОБСЕ и во всех мировых и европейских структурах, куда мы пытаемся пролезть (вроде ВТО). Словом, куда приличные люди с копытом, туда и мы с клешней. И везде, где нас не сеяли, нас пожа- - ли. Видимо, принято считать, что за медведем удобнее всего при- сматривать с близкого расстояния. А так как лезть к нему в берлогу не очень-то хочется, просвещенная Европа и прогрессивные США решили приглашать медведя к себе. Сказано — сделано. Но Россия все свое носит с собой; в частности, она носит с собой свою берлогу и все те места, куда ее зовут, мгновенно в берлогу же и превращает.

Так вот, мало нам было фальшивой справки о принадлежности нашей псевдоэкономики к рыночным экономикам (хотя, кроме души и совести, Россия продает только нефть и газ и еще кое-какое сырье). Нам еще захотелось побаловаться якобы Нюрнбергским процессом в Ставрополе.

Полковник Буданов, зверюга в камуфляже, послужил бы отличной заменой на поле войскам из группы «Центр», Гиммлеру, эсэсовцам из дивизии «Мертвая голова», штурмовикам и прочим фигурантам первого процесса, учиненного антифашистскими народами победителями над мало того, что фашистской, но еще и проигравшей войну Германией. Примера и страха ради один душегуб должен был удовлетворить и мировое общественное мнение, и истребляемый чеченский народ, отвыкший видеть людей в своих завоевателях, и родителей Эльзы Кунгаевой, и российских демократов. Но растянуть для этих благих целей по различным графам одного полковника не вышло. Вышла такая же пародия на Нюрнберг, как выходят у нас пародии и на рыночную экономику, и на независимый суд, и на парламент.

Представьте себе Гиммлера, которого у входа в суд ждет новенький «Опель» (или другая машина 40-х годов, «фольксваген», скажем) в дар от немецких спортсменов или домохозяек, потому что планируется его, Гиммлера, почти оправдание и освобождение по амнистии. Потому что Геринг, Гиммлер, Геббельс, сам фюрер и даже Шпеер и Шахт, интеллектуалы Рейха, действовали в состоянии временной невменяемости. Как только сожгли в печах 6 млн. евреев, так сразу и стали опять вменяемыми. А когда сыпали «Циклон-В» в газовые камеры», были невменяемы. Но обвиняемых по «Нюрнбергскому» мокрому делу, фашистов первого созыва, повесили. И будучи убежденным противником смертной казни, не могу не заметить, что с академической точки зрения г-н Буданов, насильник, садист, палач, очень подошел бы именно к тому творческому коллективу любителей зачисток, который подвергся Суду народов. Наверное, уже 90% федеральной группировки в Чечне место в Нюрнберге.

Сколько десятилетий подряд по всей Европе, да еще и в Латинской Америке, как Эйхмана, ловят гитлеровских преступников: беззубых, впавших в детство, в инвалидных креслах. Неважно в каком возрасте, но они должны заплатить, чтобы осуществлялась формула справедливости, без которой немыслима жизнь на земле: «Да торжествует вечно Добро над Злом». Хотелось бы дожить до того дня, когда по всему миру будут разыскивать одряхлевших монстров, ветеранов НКВД и КГБ, как разыскали такого заплечных дел мастера недавно в Латвии, где он хладнокровно осуществлял пытки, аресты и депортации после 1945 года.

Не меньше хотелось бы увидеть, как в международный розыск за Чечню, за взрывы домов в Москве и Волгодонске будут объявлены и Юрий Буданов, и его начальники, и его подчиненные, и сам маэстро Верховный главнокомандующий товарищ Путин. Или вы скажете, что не он приказывал полковнику Буданову насиловать и душить Эльзу Кунгаеву? Ах, простите, он приказывал мочить ее в сортире. Не виноват же Буданов в том, что сортира рядом не было. А террористами российский генералитет, включая самого губернатора Шаманова, пламенного защитника своего лучшего офицера Юрия Буданова (худшие, наверное, у него принимают за снайперш и насилуют девочек пяти лет), считает всех чеченцев старше десяти лет. Не угодно ли всем этим черным полковникам, как Верховному главнокомандующему, так и исполнителю Юрию Буданову, проследовать за нацистской шайкой первого созыва?

И пусть человечество не устает повторять нюрнбергский прецедент, пусть ездят туда-сюда судьи и свидетели, пусть пишут по горячим следам романы, а американские кинематографисты пусть снимают новые серии «Нюрнбергского процесса». И пусть это длится до тех пор, пока не переведутся фашисты на планете.

Эльзе Кунгаевой, правда, все равно не светила счастливая жизнь, да и вообще за жизнь мирного, невооруженного чеченца (женщины, мужчины, старика, ребенка) никто не даст и ломаного гроша. Вооруженный чеченец, кстати, хотя бы может эту свою жизнь дорого продать. Не потому ли народ уходит в партизаны?

В анналах «Мемориала» значится такой «подвиг» федералов. Некая чеченка, мать пятерых детей, поехала на рынок продать черешню, чтобы накормить свою семью. Ее убили ни за что ни про что и спешно зарыли в яму с другими такими же несчастными. Сынишка опознал ее только по серьгам. Как вы думаете, куда завтра пойдет этот мальчик? И у вас хватит совести заявить, что он член незаконных вооруженных формирований? Как говорил когда-то поэт Светлов: «Здесь стреляю, и здесь я родился, здесь собой и друзьями гордился, где былины о на— ших походах никогда не понять в переводах. Я не дам свою Родину вывести за предел иностранных морей! Я стреляю — и нет справедливости справедливее пули моей...»

Будете возражать? Над обнаженным телом Эльзы Кунгаевой будете возражать? У здания суда, где сторонники Буданова, такие же фашисты, как он сам, развертывали лозунг насчет проведения зачисток по методу Лаврентия Павловича Берии, будете возражать?

Горячие гэбистские сердца разожгли пожар в Чечне, и Россия теперь на оси Зла, она вращается вокруг этой горячей точки, и никуда ей от нее не деться, пока она не соскочит с этой иглы геноцида и злодейства. А холодные гэбистские головы превратили вялотекущий будановский процесс во что-то вроде холодной войны против правосудия и человеколюбия. Наверное, нужно г-ну Путину перестать мучиться и просто платить за скальпы чеченцев, как когда-то белые во время франко-английских войн платили за скальпы индейцев. Если Буданов псих и серийный убийца вроде Чикатило, что вполне возможно, поскольку он кидался и на своих солдат и офицеров, то тогда ему место лет так на 15 в спецтюрьме, то есть тюремной психиатрической больнице (а это хуже расстрела). Какая уж тут амнистия, если он за себя не отвечает? А если он завтра еще кого-нибудь изнасилует и убьет? Ведь в Чечне больше ничему не научишься. Только тогда возникает вопрос: а Шаманов вменяем? А другие зверюги в камуфляже? И что можно сказать о таком государстве? Что с ним делать? Объявить Россию в международный розыск или признать невменяемой?