Демократический Выбор №16-17, 2002 г.

Валерия Новодворская

Чекист коммунисту глаз не выклюет

Пыль столбом, поднятая в нашем богоспасаемом государстве из-за передела думской собственности от, как говорят на тюремном жаргоне, "волков позорных" (фракция КПРФ) в пользу мишек на Севере (единая и великоотечественная фракция), уже улеглась, и остался только вопрос насчет высшего смысла. Был ли высший смысл в сем катаклизме? Или просто так сложилось: последний день Помпеи? Конечно, когда грабят средь белой (вернее, красной) Думы коммунистов, это всегда приятно, и ни один демократ не стал бы кричать караул.

Но младой Рыжков очень убивался от того, что теперь, когда уберут Селезнева, во что он свято уверовал, у нас будет неполноценный парламентаризм. Как будто его полноценность определяется числом коммунистов в комитетах, в лимузинах, на госдачах, а степень разделения властей поддерживается на нужном уровне перманентностью восстания красных депутатов на баррикадах Охотного Ряда. Так что голосовать за отставку Селезнева с его мягкого местечка Рыжков решительно отказался. Да ему и не пришлось.

Но интересно, однако, сколько комплиментов выслушал в своей адрес в те прошедшие дни Селезнев даже от идейных противников. Он-де, мол, и нейтрален, и "компромиссен", и давно забыл про свое коммунистическое нутро во имя общего блага. Это тот самый Селезнев, который при Ельцине кричал депутату Константину Боровому, украсившему свое место в зале заседаний российским триколором, чтобы он убрал "эту гадость" и не хулиганил, а то "работать невозможно"... Ничего себе нейтралитет и компромиссность.

Только сейчас понятно, что Ельцин был неплохим человеком и сносным президентом. Потому что мерзкая Дума, которая при нем вечно орала про "антинародный режим" и импичмент, которая не хотела принимать ни один приличный закон, вдруг при Путине притихла, умиротворилась, замурлыкала, взяла кнопку для голосования наизготовку и вдруг нашла в Путине что-то родное и близкое. Когда такие монстры, как большинство красно-единых депутатов, усиленных ЛДПР с Жириком вместо Годзиллы во главе, начинают любить президента, это может означать только одно: во главе страны стоит очень вредный для общественного блага деятель и очень плохой человек.

Помните, Ельцин говорил, что Лукьянову и Макашову место в тюрьме? Сказал от чистого сердца, и помощники не успели его остановить. И трудно здесь с ним не согласиться. А Путин столь же душевно и непосредственно изрек в Варшаве и Париже фразы насчет великого полководца Сталина, выигравшего войну, и насчет того, что фашизм и коммунизм несопоставимы. И если Ельцин высказал свое сокровенное с детской непосредственностью, то Владимир Путин свои заветные убеждения бросил демократам России в лицо, как перчатку - с вызовом и холодной мстительностью. Гэбульник - существо иной, чем все прочие смертные, породы. Есть у Клиффорда Саймака повесть под названием "Почти как люди". Там речь идет об инопланетянах.

Гэбульники - они тоже пришельцы из лубянских подвалов, строители и прорабы архипелага ГУЛАГ, слепые на свету обитатели пыточных подземелий. Почти как люди. Но не совсем.

Поэтому коммунисты, считающие вышеуказанные качества элитарными и престижными, не стали даже особенно убиваться из-за комитетов. Ведь некогда каждый из них признавал за ЦК и Политбюро верховное право смещать себя с постов, переводить в Госплан из обкома или горкома, отправлять на пенсию, давать "строгача", "вызывать на ковер", "снимать стружку". И обижаться на партию было нельзя. И мало кто бежал искать утешения у ЦРУ или у Межрегиональной группы. В представлении коммунистов В.Путин - глава некоей внутренней партии, О'Брайен, которому можно удовлетворять свои страсти с партийными женщинами из Антисексуальной Лиги, есть настоящий шоколад, пить вино, иметь хорошую квартиру и слуг.

В приложении к нашей ситуации считается дозволенным, чтобы президент практиковал произвол и даже беспредел. Должность такая, вроде генсека. Разве Брежневу кто-нибудь возражал?

У нас сейчас идет в счет только одна партия, представленная "единственными медведями", комми, либерально-демократическими фашизоидами, большей частью СПС и даже некоторыми испорченными "яблоками" из фруктовой фракции. Это партия не столько власти (съесть-то он съест, да кто ж ему даст?), сколько угодников власти. Программа - любовь к президенту. Устав - обожание президента. Штаб-квартира - на половичке у ног президента. Избирательная кампания - сочинение на тему: "За что я люблю президента". Соловьи Александровского садика (что у Кремлевской стены)...

Некоторые робкие демократические силы формулировали свои чаяния еще с ельцинских времен: придет Пиночет, проведет экономические реформы, Ленина похоронит, компартию запретит, подарит 500 эскимо, с днем рожденья поздравит. Только почему-то наш будущий Пиночет собирается проводить антикоммунистические реформы под с трудом заткнутый нам в глотку сталинский гимн. Инцидент с Григорием Пасько поучителен. Не Алферова посадили, не Проханова.

Так что жалко мне бедного мишку на Севере Федулова. Он собрался запрещать коммунистов по воле президента, как ему показалось. Но кроме благоговения по отношению к Путину (что прошло бы на ура; коммунисты не любят президента и обзывают его: чем не повод для Нюрнберга?), у несчастного депутата оказался в запасе еще один довод, уже непростительный. Бедный Федулов прочитал, видно, "Архипелаг ГУЛАГ" и еще кое-что и ужаснулся злодеяниям коммунистов. "От многой мудрости - многие печали. И умножая познания, ты умножаешь скорбь". Никогда еще эта истина так не подходила к ситуации. Со всем пылом новообращенного антикоммуниста бедный Федулов потребовал запрета КПРФ и суда над Зюгановым.

Но не тут-то было. Со всей суровостью чекистский Кремль встал "на защиту коммунистической партии. Предложение закрыть их кровавую лавочку встретило у В.Путина и его гэбульников ровно столько же поддержки, сколько встретили мои антикоммунистические листовки в 1969 году у следователей Лубянки. Удивляюсь, что Федулов не загремел в Лефортово.

Родная медвежья фракция во главе с чекистом Примаковым устроила ему аутодафе. Как он посмел покуситься на устои?! И Федулова выгнали из родной фракции взашей. Однако он не стал брать свои предложения назад. Ведь коммунисты-то злодеи! Г-ну Федулову осталось постичь только последнюю главу: догадаться, что чекисты - тоже злодеи, перестать унижаться перед президентом и обрести человеческое достоинство в рамках "Либеральной России", послав единых медведей обратно в тайгу.

Ведь что получается? Многие журналисты восхищаются тем, что на Красной площади теперь есть кафе и можно выпить кофе с видом на Мавзолей. Да еще тут же коммунистическая массовка (которую, вопреки правилам проведения митингов, никто не разгоняет). И что же значит вся эта тишь и благодать? Стабильность? Национальное согласие? Консенсус? Вовсе нет. Означает это свальный политический грех, укрывательство преступления, соучастие в преступной деятельности. А журналисты говорят, что скотомогильник, сушеный Ленин и коммунистическая демонстрация - хорошая приманка для туристов.

Конечно, туристы с Запада любят посещать дикие, варварские страны вроде Китая, где на площади Тяньаньмынь в 1989 году давили танками и расстреливали студентов, требующих демократизации страны. Там же в огромном Мавзолее гниет Мао. И в Северной Корее можно полюбоваться аналогичным экспонатом: там гниет Ким Ир Сен. Нужна ли нам такая репутация и такая компания? А потом, только представьте себе аналогичную ситуацию в Бонне или Берлине. Мавзолей с телом Гитлера в парадном черном мундире. Кафе с видом на это дело. Кружки с пивом. Тут же демонстрация наци под флагом со свастикой распевает "Германия, Германия превыше всего". И что сказали бы европейские туристы, глядя на такой аттракцион?

Гиблое дело, дорогие россияне. Никогда передовой отряд компартии в виде перекрашенного ФСБ коммунистов упразднять не будет. Чекист коммунисту глаз не выклюет.