Демократический Выбор N11, 2002 г.

Валерия Новодворская

Большое Жюри, или Dies irae

Это, если помните, в моцартовском «Реквиеме» так поют. День гнева. Dies irae. День Гнева Господня. День Страшного суда. «И он идет из дымной дали, и ангелы с мечами с ним, такой, как в книгах мы читали, скучая и не веря им» (А. Блок).

Похоже, что это спецмероприятие, или Страшный суд, наступило для одного отдельно взятого президента и одной отдельно взятой Конторы под названием КГБ (или ФСБ, что в принципе одно и то же). А что это с бедненькими с ними случилось? Да Контору на мокром деле поймали на своей российской территории. Да еще за чистую руку, которая сгоряча, в сердцах, по распоряжению некоей холодной головы в 1999 году решила спиарить новую чеченскую войну для новенького президента. И несколько домов пустила Контора на ветер вместе с живыми людьми, в Москве и Волгодонске. Следующей была бы Рязань, но здесь чекисты в порядке головокружения от успехов расслабились и потащили в открытую мешки с гексогеном в подвал, и только будильник сверху пристроили, как другая конкурирующая организация (то есть милиция) накрыла горе-террористов, которые даже с конспиративной квартиры не успели уйти. А дальше начался чистый цирк. Чекисты запутались в показаниях, премьер (звали его Путин В.В., кстати) понес ерунду, одна силовая структура стала другой противоречить. В конце концов все верхи пришли со скрипом к консенсусу и выдали изумленным низам информацию о том, что это были «учения».

Ясное дело, учения — свет, а без учений этого типа — полная тьма на выборах в конце тоннеля. Конечно, надо учиться, учиться и учиться, прежде чем выяснишь, сколько сыпать гексогена на подъезд или подвал. «Я бы в киллеры пошел, пусть меня научат». Надо же Высшей школе КГБ (ФСБ) где-то сдавать зачеты. Лучше всего на руинах собственных городов.

За Чечню кто-то явно поимел повышенную стипендию. За то, что город Грозный исчез с лица земли под вакуумными бомбами. Чеченский след, говорите? Да уж, чеченский. Ведь русских жителей Грозного, боявшихся уйти от бомбежек в горы, особенно стариков, прикончили федеральными Бомбежками еще в первую войну. Теперь спокойно добивают чеченцев. Только рука-то в подвале была не чеченская, а гэбульная.

Россия — интересная страна, где, кроме хлеба и зрелищ, жаждут еще и правды. И можно быть окончательно уверенным, что в какой-нибудь угрюмой келье смиренный инок непременно напишет донос на каждую Госконтору и на каждого властителя за каждое их темное злодейство.

На этот раз роль инока сыграли французские кинематографисты. Они, французы, вообще люди любознательные. То "Черную книгу коммунизма» напишут, где полкниги — наша с вами злополучная история. (В этой черной-черной книге описана черная-черная история...) То снимут ленту «Кто вы, доктор Зорге?» в 1964 году, когда Советская неблагодарная власть напрочь забыла того, кто спас Москву, «сигнализировав» в Центр, что японские войска не будут направлены на помощь вермахту.

А сейчас — черная кассета нашего гестапо, то есть охранки, то есть опричников. Она поплывет от двери к двери, от кухни к кухне, от жилья к жилью, и Большое Жюри из российского народа начнет свое заседание, и присяжные ответят: «Виновен! Виновны!»

Почему я в этом так уверена? Потому что уж очень личность у подсудимого подозрительная. Алиби нет, да и вообще он рецидивист. 40 миллионов жертв за время с 1917 года по 1953-й. Да еще малая толика после: Новочеркасск, Венгрия, Чехословакия, диссиденты, Афганистан, Чечня (а это уже немало, это уже отдельная командировка в Нюрнберг). И потом, если прокурор талантлив (французские режиссеры), товарищи прокурора исполнены чистоты, огня и возвышенных чувств («Либеральная Россия» и самиздатчик Борис Березовский), то защита никуда не годится. Про такую защиту хочется сказать: избавьте меня от таких адвокатов, а с прокурорами я и сам справлюсь. Юрий Лужков даже поручился за Органы. Они, мол, не способны даже муху обидеть. Прямо-таки дал рекомендацию КГБ—ФСБ в единое «Отечество».

Но мы про Органы совсем другое знаем, потому что в отличие от мэра читывали и Солженицына, и Шаламова, и Конквеста, и Автарханова.

Анатолий Чубайс тоже внес свою лепту. Если Лужков знает Органы, то Анатолий Борисович знает нашу власть и заверяет, что она на это не способна. Женщин и детей убивать в Чечне, пытать и расстреливать — это она может. А севернее Чечни — никак. Здесь А.Чубайс явно работает не на свет, а на тьму, хотя по должности ему положено обратное.

А власть молчит. Она перед частным лицом, перед диссидентом Березовским, отчитываться не намерена. И перед народом, видимо, тоже. Хотя и обязана. Народ — Большое Жюри для всякой власти. Власть имеет, конечно, право отказаться от дачи показаний, от участия в очных ставках со своим прошлым, от последнего слова. Но пусть тогда не жалуется на вердикт. Если народ осудит, апелляцию подавать будет некуда. Здесь и Страсбург ничего не поправит. А народ осудит. Именно народ, а не элита. Чем ближе человек к волчьему солнышку власти, чем выше его звание и должность, тем скорее он скажет, что Путин и ФСБ перед народом чисты как слеза, а фильм никаких доказательств не содержит. Потому что если признать очевидное, то нельзя будет клевать с колен этой самой власти и пить млеко и мед из ее сосцов. Тогда придется менять свою жизнь, уходить в отставку, в оппозицию, на обочину политической жизни, подальше от цацек с голубых кремлевских елок. Может быть, в тюрьму, может быть, на тот свет.

Выкупивший и обнародовавший русскую версию кассет Борис Березовский, сподвижник французских иноков, сильно рискует, и сам знает это. «Не может укрыться город, стоящий на вершине горы». Мы все родом из СССР, и мы помним про ледоруб, поразивший Троцкого, и про то, как Раскольникова, оставшегося во Франции и написавшего Сталину дерзкое открытое письмо, выбросили в 30-е годы из поезда. Но Борис Березовский больше не олигарх, он русский интеллигент, а русского интеллигента ледорубом не остановишь. Не остановишь даже танками. Опять-таки россияне, как шотландцы XVIII века, будут пить «за Чарли, что ныне живет на чужбине, и горсточку верных при нем».

Рискует и «Либеральная Россия», рискуют Юлий Рыбаков, Сергей Юшенков, Виктор Похмелкин. Уже прозвучал клекот из «высших этажей», что за распространение этой кассеты не мешает и посадить. Но кассета все равно пойдет по рукам. Где наша не пропадала! «И если зажигают свечу, то не прячут ее под сосуд, а ставят на светильник и светят всем в доме».

Есть ли в фильме доказательства? Скажу честно: есть. В цивилизованной стране президент и правительство уже ушли бы в отставку. Как Никсон после Уотергейта, в котором он лично, может, был вовсе не виноват. Но Цезарь должен быть выше подозрений, не только его жена. Присяжные выносят обвинительные приговоры по таким вот данным. Не всех же обвиняемых схватили за руку, тогда и присяжным нечего было бы голову ломать. Так работал Эркюль Пуаро у Агаты Кристи. Собирал всех причастных к делу и логически выстраивал цепь: кто виновен и почему. И у виновного сдавали нервы, он хватался за пистолет, бросался бежать. А у двери стоял инспектор Джадд и хватал беднягу.

В нашем случае то же самое: у власти сдали нервы, и Генпрокуратура обвинила Б.Березовского в краже генералов и в сепаратизме.

Когда-то давно реформатора Бориса Годунова обвинили в том, что он велел зарезать маленького царевича. Никто не доказал вины Бориса. Может, это была клевета. Но он повел себя глупо: стал ссылать, пытать, сажать на кол. Не объяснился с народом и частным лицом Григорием Отрепьевым. Задергался. И его власть пала. У нашей власти такая же повадка, и здесь это тоже добром не кончится. А пока фильм идет по России. «Да здравствует право читать, да здравствует право писать, правдивой страницы тот только боится, кто вынужден правду скрывать». Это относится и к правдивым кассетам.


В апреле 2002 г. "фильм Березовского" был доступен по этой ссылке" (AVI, 307 Mb) -- DS.RU