Демократический Выбор N49, 2001 г.

Валерия Новодворская

Как разочаровать Козака

Своими впечатлениями о состоявшемся в Москве втором заседании Демократического совещания делится известный правозащитник, лидер "Демократического Союза" Валерия Новодворская.

- После фиаско, которое постигло правозащитников на Гражданском форуме, где они оказались в замечательной обстановке фотографирующихся с президентом обывателей, просивших то крышу починить, то тещу приструнить, словом, Советский Союз во всей своей красе, Демократическое совещание все-таки представляет собой квалифицированное собрание профессиональных демократов. Потому что если военные говорят: есть такая профессия - Родину защищать (по-видимому, от внешнего врага), то Советский Союз выработал в интеллигенции такую профессиональную способность, как защищать Родину от государства и государственной власти.

Когда на таких демократических совещаниях появляются представители власти, то происходит это только потому, что их пригласили "на ковер", как раньше вызывали в высшую инстанцию. Они робко сидят на краешке стула и слова не смеют сказать. В данном случае от администрации президента был г-н Козак, который попал как кур в ощип, и, прежде чем мы добрались до судебной реформы, он полтора часа слушал, как мы препираемся по поводу регламента, награждая самыми изысканными эпитетами президента и президентскую администрацию. Но он даже не сказал ни одного слова поперек, потому как боялся, что тогда его вообще выгонят. Приятно все-таки иметь свою территорию, на которой государственная власть не имеет права ничего решать.

Правда, от присутствия Козака ничего не прибавилось и не убавилось. Я бы лично не стала его приглашать, потому что есть Интернет. Полагаю, что президентская администрация достаточно грамотна, для того чтобы туда входить и находить все интересующие ее материалы. По-моему, Козак пришел на демократическое совещание с большим удовольствием, думая, что это будет продолжение Гражданского форума. Но никто не встал при его появлении, не попросил его с собой сфотографироваться. Более того - он просто не ожидал здесь услышать то, что услышал. Так что, полагаю, он был очень разочарован.

Что касается самого совещания, то оно могло бы стать защитой для демократии и преградой между злокозненной кремлевской властью и страной. Но, к сожалению, мы там не одни вместе с демократическими организациями, более или менее радикальными, представляющими очень широкий спектр - от Партии социальной демократии до "Яблока", от "Либеральной России" до организации Горбачева. Правозащитные организации здесь присутствуют вместе с политическими партиями.

В принципе мы нашли бы с ними общий язык, потому что у всех нас общие ценности и все имеют перед собой некий общий идеал - Западную Европу, цивилизованный мир, все хотят прекращения войны в Чечне, всех хотят, чтобы в стране не было политических репрессий, чтобы строился капитализм, чтобы телеканалы не закрывались с помощью омоновцев. Но на Демократическом совещании находились две организации, которые, по-моему, попали сюда по большому недоразумению, просто не туда зашли, почти как в знаменитой поэме: "Он отправился в буфет покупать себе билет, А потом помчался в кассу покупать бутылку кваса". На самом деле этим организациям надо было припасть к теплой груди "Единства" и "Отечества" и уже вместе с ними плавно заселиться в их коммунальную медвежью берлогу. Потому что все, что пытается сделать Демократическое совещание, они пытаются совершенно сознательно, злонамеренно и целенаправленно предотвратить, причем по всему спектру проблем, начиная от защиты Конституции (которую президент и его рать пытаются изменить до неузнаваемости, а, казалось бы, каждый демократ просто допустить этого не может и не должен) и кончая чудовищным намерением внести в Уголовный кодекс вместе со статьей о надругательстве над флагом еще и статью о надругательстве над гимном, что в силу своей полной невещественности и политического характера гимна может привести к репрессиям уже сталинского масштаба. Тогда треть населения страны придется сажать за то, что у них дома найдут стихотворение Войновича или переделку его в обработке лидера "Либеральной России" Сергея Юшенкова, а также и тех, кто не встанет, и тех, кто не входит в зал заседания Госдумы во время исполнения гимна, а стоит у двери. В общем, простор здесь большой, потому что сегодня в законе ничего конкретно не расписано, как, например, было в наши времена с 70-й статьей - "Антисоветская агитация и пропаганда". Тогда антисоветской агитацией и пропагандой считалось все, что было угодно КГБ, т.е. любое несогласие с государственной властью.

В этот раз мы с ужасом наблюдали, какие неуместные предлоги находят эти две организации для того, чтобы ни одно демократическое решение не было принято: начиная с того, что оно не проработано и надо подождать (видимо, подождать, пока все каналы закроются и пока все спокойно сядут в тюрьму, а после этого можно и обсуждать), и вплоть до замечательного аргумента, что мы - государственники. Видимо, они совершенно не разделяют то, что было принято еще на первом заседании Демократического совещания, а именно - пункт о приоритете прав личности перед интересами государства. При этом непонятно, почему они за него голосовали? Скорее всего для того, чтобы остаться и дальше срывать работу.

Одна из этих организаций - "Вперед, Россия!" Бориса Федорова, которая, увы, сильно отличается от одноименной организации "Вперед, Италия!" - нормальной антикоммунистической организации либерального толка. И вторая организация, мы все ее хорошо знаем, - это "Союз правых сил". И применение ее в этом контексте как организации-провокатора для меня лично большая неожиданность, этого я все-таки не ожидала.

Было трогательно наблюдать, как Борис Немцов доказывал, что не надо обсуждать вопросы о переделке Конституции, потому что мы не знаем, как ее будут переделывать. В конце концов буквально силой пришлось заменить текст, подготовленный Львом Пономаревым и Сергеем Юшенковым, на одну фразу, правда очень радикальную, предложенную Григорием Явлинским. И только перспектива быть опозоренными в глазах всего прогрессивного человечества как единственной организации на форуме, не желающей защищать Конституцию, заставила СПС снять свое предложение.

Но одно их вето всетаки подействовало, причем самым ужасным образом, и здесь уже могут быть человеческие жертвы. Когда мы принимали решение о заявлении протеста по поводу закрытия ТВ-6 и попытки отобрать у журналистов Дом журналистов, СПС и "Вперед, Россия!" сделали все от них зависящее, чтобы это заявление не было принято. В результате оно уменьшилось в три раза. Был задан даже такой вопрос: "А действительно ли Дом журналистов должен принадлежать журналистам?". А что касается войны в Чечне, то, мне кажется, представительница движения "Вперед, Россия!" Белла Денисенко превзошла здесь даже генералов Казанцева и Шаманова и всех тех, кто профессионально со стороны федеральных войск имеет отношение к Чечне. Она не дала принять поправку, которая включала в себя несколько фактологических слов типа "негативный опыт кровопролитного конфликта в Чечне". Но я не думаю, что кто-нибудь из российских генералов будет утверждать, что это конфликт некровопролитный: если даже не считать чеченцев людьми, то можно взять список федеральных потерь. Не думаю, что кто-нибудь из военных стратегов былых времен дерзнул бы утверждать, что то, что там происходит, - это позитивный опыт.

И, наконец, эти две организации наложили вето на заявление протеста по поводу принятия закона и внесения дополнения в указ о карах за надругательство над гимном. То есть повторяется история с Владимиром Головлевым. Сначала фракция СПС готова была обречь на смерть своего товарища, который, по идее, защищал правые идеалы, проводя столь нужную всей стране приватизацию, без которой невозможно осуществление знаменитой триады - свобода, собственность, законность. Они готовы были отдать Головлева его врагам - социалистам, коммунистам, Глазьеву, Лукьянову, Генпрокуратуре, и не исключено, что в дальнейшем, при повторных требованиях, отдадут. Неприкосновенность была с него снята во многом из-за них, потому что, кроме Сергея Юшенкова и Сергея Адамовича Ковалева, против никто не голосовал.

Теперь они предают двух членов своей же фракции - Юлия Рыбакова и Сергея Адамовича Ковалева. Они их тоже, по сути, обрекают на смерть, потому что именно эти два депутата сидят при исполнении гимна, и первый удар придется по ним и по Владимиру Войновичу, который написал на гимн пародию. Наверное, надо его предупредить, чтобы он в Россию больше не возвращался, так как у нас здесь красный террор, и шутить по поводу сталинского гимна уже не позволено. Пусть мирно живет в Германии, как уже живет там Василь Быков, выехавший из Белоруссии от Лукашенко. Значит, и у нас сейчас что-то подобное начнется.

Так что не знаю, как в дальнейшем поступит Демократическое совещание: работа его становится бессмысленной при разрушительной деятельности этих двух организаций. Демократия обращается против демократов, потому что демократы бессильны и беззащитны перед злоупотреблениями демократией. Право вето было придумано для того, чтобы неприемлемое решение не было навязано той организации, которая не согласна с большинством, чтобы не соблюдался путь демократического централизма. Но никто же не предполагал, что это право вето будет сознательно использоваться двумя организациями для отрицания тех принципов, под которыми проходило Демократическое совещание, и для того, чтобы просто мешать работе.