ВТОРОЙ ДЕНЬ РАБОТЫ СЪЕЗДА - 1 МАЯ

 

(Делегаты собираются в заброшенном «Зеленом театре» в центре Киева, на склоне Печерской горы).

 

АНАДЕНКО. Мы продолжаем нашу работу. Прошу поднять красные мандаты. Совещательные голоса, будьте добры - синие мандаты.

65 красных мандатов, делегатов с решающим голосом; 26 с совещательным. Я полагаю, можно приступить к работе, кворум есть.

(Ф. Анаденко берет самоотвод как ведущий. Сопредседателями избираются Грязнов, Москва - 49 голосов; Кочетов, Одесса - 49 голосов.)

Слово предоставляется мандатной комиссии.

 

АЛЕШИНА, Тверь - от мандатной комиссии. Всего зарегистрировано 88 делегатов с решающим голосом от 30 городов и 40 человек с совещательным голосом от 35 городов. Итак, на съезде представлено 65 парторганизаций и 960 членов партии.

Мандатная комиссия определила, что бесспорно на съезде имеет право решавшего голоса 69 человек. Мы поставили под сомнение мандаты кемеровской организации, новосибирской, омской, владивостокской. Поступили протесты от делегатов московской и санкт-петербургской организаций.

 

(Съезд обсуждает судьбу спорных мандатов. Длительное обсуждение. Часть мандатов подтверждается. Съезд переходит к следующему вопросу - заслушивание докладов о положении в партии.)

 

ШАПРАН, Новосибирск. Уважаемые господа! Давайте вспомним, для чего создавался наш Демократический Союз: именно, как союз, и первая цель - борьба с тоталитарным режимом. Я полагаю, хватит нам сейчас спорить, кто лучше - радикалы, реформаторы, солидаристы там или социал-демократы.

 

Я думаю, что не свернули мы шею еще этому красному дракону - так вот все методы хороши; и радикалы хороши, и реформаторы хороши. Поэтому, необходимо действительно сделать фракционную структуру.

 

При принятии какой-то единой программы мы угробим фактически фракционность. Поэтому необходимо оставить только Политические Принципы, не более того, каждая фракция должна разрабатывать свою программу сама.

 

Сейчас у нас по сути дела идет довольно бурное формирование партий. Демократический Союз может оказаться не у дел, примерно в таком количестве, как мы сейчас (голос: так он и есть...) да, безусловно. Развивает силы социал-демократия, я надеюсь, в ближайшее время еще в России НТС станет весьма решающей силой, мы можем оказаться за бортом.

 

Было бы правомочно поставить вопрос о вообще роспуске ДС, если забыть, что если мы не найдем общего языка между фракциями, между людьми, то мы поставим в безвыходное положение организации маленьких городов, которые и фракций толком не разумеют; в результате у единственной оппозиционной силы в таких городах, как Новосибирск и Тобольск, не будет организации, они рассыплются.

 

Также если будет навязана одна программа, как бы она ни была хороша, части ДС придется выходить из нашей партии.

 

Поэтому, независимо от того, что мы сегодня примем, кто победит, кто не победит, главная победа будет этого съезда, если мы сможем наладить нормальный конструктивный диалог между фракциями.

 

(В собрании появляются работники милиции. Предложено выслушать начальника РОВД райисполкома и зампредседателя райисполкома.)

 

ГРЯЗНОЕ, ведущий, Москва. Было предложение съезду выслушать зампредседателя исполкома. Кто за то, чтобы выслушать? Пожалуйста, кто против? (Голосование).

 

ЗАМПРЕДИСПОЛКОМА. Граждане, я хочу вам сказать... (Голоса: мы же решили, мы не хотим вас слушать). Вы не хотите меня слушать? (Шум).

А вот это не свобода: зайти под аварийное помещение и проводить съезд. (Голоса: вы что, заботитесь о нашем здоровье?).

 

ГРЯЗНОВ. За - двенадцать, против - тридцать шесть. Таким образом, решение съезда - не выслушать зампредисполкома и продолжать работу, не изменяя регламент съезда. (Голос из громкоговорителя: граждане, вы находитесь в аварийном помещении, призываю всех к порядку.)

 

ГРОМКОГОВОРИТЕЛЬ. Вы нарушаете действующий указ Президиума Верховного Совета Украинской ССР, проводите несанкционированное собрание.

 

ГРЯЗНОВ. Слово предоставляется Хайруллину. (Шум.) Продолжаем нашу работу.

 

ХАЙРУЛЛИН, Орск. Товарищи делегаты съезда и господа гости! (Голос громкоговорителя: если вы не прекратите нарушать порядок, то мы вынуждены будем принять законные меры по недопущению этих нарушений.)

 

Положение в партии довольно странное. (Продолжает говорить громкоговоритель.) Реформисты остаются за бортом, по сути дела. Некоторые шарлатаны на местах, сразу восприняли с энтузиазмом «Гражданский путь».

 

ГРОМКОГОВОРИТЕЛЬ. Учитывая, что киевлян почти здесь нету, разъясняю, что указом ПВС Украины, который объявлен десять дней назад, установлена уголовная ответственность за грубые нарушения действующего законодательства.

(Аплодисменты).

 

ХАЙРУЛЛИН. Может быть, нам принять какую-то компромиссную программу между реформистским и радикальным крыльями? После третьего съезда произошел раскол на большевиков и меньшевиков... Надо принять или среднее что-то или обе программы как-то совместить.

 

ГРОМКОГОВОРИТЕЛЬ. Граждане, покиньте это место все. Дается пять минут времени. Прекратите свое мероприятие, прекратите.

 

(Милицией арестовывается делегат от Москвы В. Матвеев, только что пришедший).

 

ШЛЕНСКИХ, Барнаул. Я призываю, размежеваться, создать нормальные фракции, а не липовые, какие они были до сих пор, где мы будем родными братьями. Сейчас, если мы расколемся, мы будем заклятыми врагами, по психологии человека. Те люди, которые были когда-то друзьями закадычными, если их пути разошлись, они становятся заклятыми врагами.

Далее, может, Сергей Скрипников обидится, но, читая его устав, мне вдруг показалось, что это будущая ВКП (б), то есть, мы создаем Цека, то есть КС, но по существу это Цека, мы создаем оргсовет - это уже Политбюро, которое подчиняется не общему собранию, а только Цека. (Аплодисменты).

 

ЭЛИОВИЧ, Москва. Мне будет трудно сейчас выступать (громкоговоритель: если вы через пять минут не уйдете, президиум будет через пять минут задержан) - обсуждается вопрос, который опосредует два вопроса - вопрос о программе и вопрос об уставе - вопрос о положении внутри партии.

 

Есть ли у нас одна партия или две? Чего мы хотим? Как нам договориться друг с другом, как нам перейти к нормальным взаимоотношениям.

 

Иначе говоря. Человек приходит в ДС, чтобы найти спасение от этой системы, человек приходит в ДС, и ему кажется, что он сделал выбор, и зачастую так оно и есть. Но придя в ДС, он оказывается в положении очень сложном, сделав свой выбор однажды, он попадает в положение, когда ему бывает труднее быть оппозиционером внутри ДС, чем быть оппозиционером всему этому строю.

 

Получается странная ситуация, когда система пытается нас извне задушить, а мы в той или иной степени пытаемся задушить друг друга изнутри.

 

До сих пор у нас продолжается учредительный процесс, до сих пор уже четвертый съезд мы обсуждаем, что такое ДС, значит, нужно разобраться, что у нас происходит. Нет у нас сил, чтобы принимать программу иди устав - сначала нужен общественный договор.

 

Мы должны понять, можем ли мы заключить общественный договор; если можем, то в какой форме; если нет, то как нам мирно, полюбовно размежеваться. Вот этот вопрос должен быть основным; вопрос о программе - производным.

 

Человек, приходя в ДС, делает один раз свой выбор, становится в ситуацию, когда ему некуда пойти дальше. У нас хозяином является не человек как таковой, а превратно понимаемый образ, каким человек должен быть. Мы стремимся, чтобы все были как остальные, одни стремятся в одну сторону, другие стремятся в другую.

 

Но ведь это и есть тоталитарное сознание, стремление, чтобы другой человек стал таким же. Самое главное, на мой взгляд, это внутренняя свобода человека.

 

Борьба с тоталитаризмом, на мой взгляд - это производное, главное - это выбор человеком определенного пути, внутренней свободы.

 

В партии усиливаются негативные моменты: например, присяга организации, это совершенно недопустимая вещь, присяга партии на верность, присяга генеральной линии на лояльность, какой бы она ни была сегодня, сегодня радикалы, завтра умеренные, это не принципиально.

 

Я не думаю, что наши умеренные настолько замечательны, что если завтра их будет большинство, они будут проводить какой-то курс лучше, чем сегодня радикалы. Дальше: взаимная ненависть, когда мы начинаем бороться друг с другом, а нам нужно подумать - как изменить эту систему: возможно ли это в одной организации или в двух?

 

Я не могу согласиться с теми, кто хочет иметь у нас в одной партии две фракции. Это не фракции. Это две разные партии. Но размежевание, как отметил Сергей Михайлов, христианский демократ из Москвы, может идти двумя путями. Размежевание может быть, когда два грибника идут в лес - один идет в левый лес, другой - в правый лес. Это здоровый подход. Может быть, раскол вместо размежевания - когда два человека попеременно выхватывают руль - едет машина над пропастью и они пытается доказать, что кто-то из них умеет рулить лучше. Речь идет о размежевании - или о расколе. Могут быть две Фракции - более умеренная и более радикальная. Но есть один вопрос, на который они должны ответить едино - мы признаем ли то, что произошло 70 лет назад, признаем ли мы то, что сформировалась новая социалистическая нация - это главный водораздел.

 

Есть концепция гражданского пути, она была задумана Ганди, и самое главное в ней - это непризнание системы власти как таковой во всех ее формах, путь несотрудничества с ней. Но главное в этом, еще раз - это внутренняя свобода человека. Иначе получается такая ситуация, когда мы не уходим из данной системы.

 

ГРЯЗНОВ. Время докладчика истекло. Будет ли решение о добавлении? (Голоса: нет).

(Вопрос ставится на голосование. Решено: время не добавлять).

 

ДУБИНСКИЙ, Донецк. Я на всякий случай с вещами. (Смех). У нас на повестке положение в партии. У нас такое положение: у нас нет в Донецке фракций, нас всего двое (смех), заявлений у меня лежит одиннадцать, двадцать человек нас активно поддерживает. Мы несколько в Донецке подальше от теоретических споров, которые здесь ведутся, но считаем, что программа, которая сейчас, она жива, и мы ее проводим, и возьму на себя смелость сказать - вне зависимости от того, что мы тут примем, мы это продолжать будем.

 

По поводу гражданского пути и признания-непризнания. Мы в Донецке, может быть, отступили, пошли на признание, короче, я баллотировался в областные депутаты и городские, и наравне с партаппаратом не прошел; агитировал впрямую за партию ДС. Если говорить о ситуации в партии, то она зависит от ситуации в стране. Посмотрите: съезд УХС проходит открыто, и «Рух» действует совершенно спокойно, то есть это говорит о чем, что эта правящая, красноголовая гидра - ведь ока боится нас (смех).

 

А они - как бы в системе, они приходят и устраивают с ними "круглый стол". Поэтому мы должны все сделать и будем в своем городе делать, чтобы эта боязнь продолжалась. Не дай Бог, чтобы было это размежевание. Вот еще пожелание не бояться ничего. (Аплодисменты).

 

ЛУКЬЯНОВ, Тобольск. Тобольская организация сформировалась после Третьего съезда, у нас была структура ДС и она работала в рамках народного фронта тобольского, который явился основой для создания партийной организации.

 

У нас есть свои принципы, на основе которых мы создали организацию. (Зачитывает платформу тобольской организации ДС).

 

Как мы сейчас оцениваем ситуацию в нашем обществе? Мы считаем, что тоталитаризм восприимчив к любой теории, сохраняющей господство и в идеологии, о чем свидетельствует частая смена вывесок и курсов КПСС. Марксистско-ленинская теория обобществления собственности граждан может быть заменена капиталистической теорией господства монопольной частной собственности, которая вполне допускает концентрацию собственности граждан у тоталитарного государства. Самосохранение власти тоталитаризма очевидно.

 

САЛЬНИКОВ, Новосибирск. Дело в том, что мы на данном этапе не сможем договориться, что же в сейчас в стране происходит. Одни считает, что сейчас идет переход от тоталитаризма к демократии. Я же считаю, что у нас сейчас скорее происходит переход от тоталитарного социализма к тоталитарному либерализму.

 

Я не говорю о конкретных вещах, я говорю об общей тенденции; я бы с теми, кто считает, что сейчас идет переход от тоталитаризма к демократии, на данном этапе договориться не смог. И речь идет о том, быть ли единой организации или не быть.

 

Я считаю, что не быть этой единой организации. Нам не нужно совершенно организационно каким-то образом объединяться, давайте будем просто «дружить семьями», если это будет возможно. (Аплодисменты).

 

НОВОДВОРСКАЯ, Москва. Друзья мои! Я буду говорить откровенно: когда ДС создавался в 1988 году, страна только-только выскочила из своего анабиоза - и к нам пришли очень разные люди, с разными векторами. Но была группа людей, которые с самого начала видели ДС в его сегодняшних очертаниях - программа гражданского пути.

 

Для меня эта программа, которую предлагает авторская группа, в состав которой я вхожу, недостаточно радикальна. Но эта программа - необходимый этап, и вот сейчас мы пришли к необходимости определить наши позиции, потому что когда писалась та первая программа, мы не знали одной маленькой вещи, никто из нас не знал - что с нами вообще будут играть.

Мы думали, что нас или не заметят, или будут просто давить - прямо. А вот игры - в многопартийную систему, в системную оппозицию, в президентство, в съезды никто из нас предвидеть не мог, потому что Кассандр среди нас не было. Раз это случилось, то наша старая программа, от которой мне не хотелось бы ни в коем случае отрекаться, в условиях этой игры недостаточна.

 

Для того чтобы она не стала жалкой, мы с вами должны идти дальше.

 

У нас есть возможность сохранить наше единство, но эта возможность требует от нас очень высокой культуры человеческих и партийных отношений. Принятие этой программы в первом чтении, с поправками, и возможность второго, третьего чтений на последующих съездах не закрывает нам дверь ни для чего, дает нам возможность перманентного творческого развития. Мне кажется, что если те, кто считает себя реформистами, дорожат нашим товариществом, они должны на это пойти с правом создания фракции в масштабах ДС - "трансгородской".

Ведь вы прекрасно понимаете, что все эти наши социал-демократы, либеральные демократы, демокоммунисты - это недостаточно сильный центр притяжения, чтобы создать фракцию. У нас, по сути, в ДС сейчас две фракции - просто демократы, и революционные демократы.

Думаю, что мы все должны дать права будущему, иначе при всем нашем желании мы не сможем сохранить это единство. Мы можем действительно стать двумя фракциями, можем стать двумя партиями, и может выясниться, что не нужно даже фракционное оформление. Я предлагаю решать этот вопрос на товарищеском уровне, тогда мы сохраним главное и в то же время пойдем дальше. (Аплодисменты).

 

ГРЯЗНОВ. Объявление. Владимира Матвеева, как поступила информация, отпустили. Идем дальше.

 

ГАЛЬПЕРИН, Одесса. Уважаемые дамы и господа! Я уполномочен объявить съезду, что позавчера украинскими и крымскими делегациями создан оргкомитет для проведения съезда Демократического Союза Украины, съезда, который, очевидно, создаст партию украинско-крымского региона, на основании нашего устава. (Аплодисменты).

 

Понравится это съезду или не понравится, ДСУ будет, очевидно, создавать свою программу и свой устав, возможно, это будет на основе нашей программы и устава, но это будет четко отличаться от всего остального.

 

О положении в партии. Когда мы говорили о выборах - на третьем съезде - я сказал, что невозможно во всех регионах выборы бойкотировать. Там, где это возможно - это Москва, там они выборы бойкотируют. В Питере они бойкотировали, это тоже было правильно. В Одессе - совсем другая обстановка.

 

По поводу программы. Прошу извинения, конечно, мне эта программа напоминает вариант открытого зонтика, который висит в воздухе, но который не взлетел, но и не опустился на землю. В этой программе заложено: полностью игнорировать систему. Я не спорю, в этой системе ни жить невозможно, ни сидеть за одним столом с ними. Но я всегда говорю: разваливать эту систему, во всяком случае, в моем регионе, проще изнутри. (Аплодисменты).

 

ТЯГЛОВ, Кемерово. Если Демократический Союз ставит целью Учредительное Собрание, то и в межтоварищеских отношениях внутри своей партии он должен иметь прообраз Учредительного Собрания.

 

Нам необходимо остаться - тем и другим - в партии. Поэтому я предлагаю дополнить устав межфракционными отношениями, чтобы закончить все эти конфликты. На этом я, пожалуй, закончу. (Аплодисменты).

 

КОЛОМИЙЦЕВ, Екатеринодар. Уважаемые господа, мне хочется указать на ту некоторую анекдотичность ситуации, когда наш съезд партии ДС начинает работать тем более эффективно, чем более худшие условия ему создаются местными властями. (Аплодисменты). Это не просто анекдот, это, мне кажется, следствие той ситуации, которая сложилась в нашей организации.

 

Сегодня я даже слышал от делегатов такую реплику: вот если б милиция нас разогнала, может быть, ДС бы и не раскололся.

 

Мне непонятна ситуация, когда нашу партию растаскивают на радикалов и реформаторов. Почему непонятна? Потому что, извините меня за теоретическое невежество, я так и не понял, что же такое "радикал". В моем представлении радикал - это человек, который бежит перед паровозом истории, провозглашает те ценности, те идеи, которые через некоторое время станут общепринятыми.

 

Это нормальная позиция, если существует тоталитарная система, и для честного человека не остается никакого выхода.

 

Но это было возможно только до определенного периода. Сейчас паровозный путь расходится, и дальше идут ветви самых разных политических течений. Развитие дальше может проходить по накатанным ветвям социал-демократии, либеральной демократии, христианской демократии - скажите, в каком из этих трех направлений мы радикалы? Или мы просто радикалы - это какая-то четвертая ветвь. Но если мы будем просто радикалами, то простите, мы будем кричать, что мы впереди паровоза, но бежать от паровоза в сторону. (Смех, аплодисменты).

Через некоторое время паровоз обгонит нас, и мы окажемся на задворках истории. Я был за активный бойкот этих выборов и в этом смысле я радикал. Но теперь я не могу понять различие между радикалами и реформаторами.

 

Выборы уже прошли, паровоз ушел, и поскольку в большинстве городов, областей и республик демократы потерпели поражение, лозунгом всего демократического движения со всей очевидностью будет лозунг новых демократических выборов (аплодисменты). Хотим мы, не хотим, он всплывет, и тогда я не могу понять, какую позицию займет наша партия. Или она будет говорить, что при всех выборах, какие бы они ни были ... (смех) ... мы будем сохранять свою политическую девственность (смех, аплодисменты) и, извините, политическое бесплодие.

 

ЮPKOB, Якутск. Почему-то, несмотря на то, что была провозглашена фракционная структура, фактического формирования фракций не произошло, возникла другая ситуация: фракции появились, но они стали не настоящими фракциями, то есть у нас фракции сформировались по регионам.

 

Почему это произошло? Меньшинство, неорганизованное меньшинство, под давлением большинства, вытесняется из парторганизации. Это происходит не в силу злого умысла, а в силу объективных законов, просто даже человеческой психологии, и декларациями и постоянными заявлениями о необходимости терпимости и товарищеских отношений делу здесь не помочь, необходимо изменение устава.

 

Второе. В условиях, когда существует довольно-таки развернутая программа Демократического Союза, оформление программ по фракциям затруднено, в случае принятия этой программы - невозможно.

 

Третье. Отсутствуют печатные органы фракций, да, у нас есть печатные органы парторганизаций, но фактически настоящих органов фракций у нас нет, одно - два издания, не более того. Это положение далее нетерпимо.

 

Четвертое. Зачастую попытки оформиться организационно людям тех или иных взглядов воспринимаются как попытки расколоть Демократический Союз. Но главная причина все-таки первая - то есть отсутствие в уставе ДС механизма взаимоотношения между различными фракциями.

 

Сейчас формируется многопартийная система, в этих условиях возникает угроза растаскивания Демократического Союза. Почему? Люди, которые придерживаются "московской" позиции, в Омске или в Краснодаре, не пойдут в парторганизации, потому что в ней господствует другая идеология, другие взгляды, в Москве же не пойдут те, которые занимает позицию омичей и краснодарцев. То есть сужается политическая база Демократического Союза.

 

Что такое ДС? Грубо говоря, это радуга. Радуга, широкий спектр всех цветов. Но, на сегодняшний день эта радуга фрагментарно разбросана по городам. В силу этого у ДС очень узкая политическая база, несмотря на то, что спектр политических взглядов крайне широк. Наша задача - чтобы эта радуга существовала по всем городам, то есть соединить их воедино. Следовательно, основной вопрос, который должен решаться сегодня в уставе, это рассмотрение межфракционного механизма.

 

Ни в коем случае не должно быть раскола Демократического Союза, он недопустим. (Аплодисменты). Мне кажется, что все мы болеем одной очень сильной болезнью - откуда такая категоричность? Вот наша позиция - она правильная; мы правильно понимаем гражданский путь и методы борьбы с системой, а вот ваша позиция, она неверная.

Что мы предлагаем конкретно? У нас прошла 8-го апреля конференция Сибирского Демократического Союза. Там принят проект устава СДС на основе устава ДС. Необходимо сделать основной упор устава ДС на фракции, высшим органом парторганизации должно стать не общее собрание, ни в коем случае, а Координационный Совет, формируемый на паритетном представительстве от фракций. Принятие решений должно быть только в случае консенсуса.

Мы вводим пост Председателя парторганизации, который занимается чисто хозяйственными функциями... (голос: лучше ввести пост хозяйственника, а не председателя...)

 

(Регламент докладчика и общее время на обсуждение положения в партии исчерпаны. Большинством голосов 140 против 35) решено перейти к следующему вопросу).

 

ГРЯЗНОВ. Думая, целесообразно утвердить резолюцию по Литве, отредактированный текст. Итак, принимаем резолюцию? (Зачитывает текст заявления).

 

(Длительное обсуждение поправок к тексту резолюции. Съезд принимает ряд редакционных поправок. Окончательный текст заявления принимается большинством голосов. Съезд переходит к рассмотрению второго вопроса повестки дня - обсуждению представленных программ партии ДС. Продолжительное обсуждение процедурных вопросов.)

 

КОЧЕТОВ, ведущий. Сколько программ обсуждать и как? (Голосуется вопрос, изменять ли решение Третьего съезда ДС о рассмотрении только тех проектов программы, которые были представлены за 2 месяца до съезда. Решено: не изменять).

 

КОЧЕТОВ. Таким образом, мы с вами будем обсуждать три программы, которые вынесены были на Совет партии - ныне действующую программу, программу авторской группы, и программу Васильева. Кто за то, чтобы обсуждать эти три программы.

 

ШАПРАН. Съезд решил так, что за два месяца до съезда представленные программы будут рассматриваться.

 

На том же Совете партии, где предлагали эти две программы, мной была заявлена и третья программа, в отличие от первых двух, известная фактически всем - "Путь к будущей России". (Голос: это программа другой партии. (Шум).

 

ГРЯЗНОВ, ведущий. Выяснилось, что на Совет партии представлено три программы... Вопрос - программа «Путь к будущей России» представлена?

 

(Обсуждение. Шапран снимает свое предложение обсуждать программу НТС).

 

(Съезд принимает к рассмотрению два проекта: временный вариант программы - 40 голосами, проект авторской группы- 42 голосами. За рассмотрение проекта Васильева подано менее одной трети - 13 голосов, и он к рассмотрению не принимается. Съезд переходит к обсуждению проектов программы.)

 

ЮPKOB, Якутск. В том случае, если будет ставиться вопрос о принятии в любом виде любой новой программы, я заявляю, что я отказываюсь от голосования и призываю это сделать всех делегатов, пусть даже у нас не будет кворума, пусть это антидемократично; неконституционным, если вам хочется, путем, но мы будем протестовать против уничтожения Демократического Союза, как партии, в которую мы вступали. (Аплодисменты).

 

ФИЛИПЕНОК, Москва. Дамы и господа! Когда я год с лишним назад познакомился с Демократическим Союзом, я сразу понял, что это та организация, которая мне нужна, и которой, надеюсь, я в какой-то мере нужен. Общаясь с другими политическими группами, организациями, партиями, я отлично вижу, что другой такой партии в нашем государстве нет, мы самая боевая, самая целеустремленная сила. И разваливать ее сейчас было бы просто преступно.

 

Я повторю, что вступал я в такой ДС, каким он сейчас является, на основе той программы, которую я читал, и считаю, что эту программу надо оставить.

 

Что такое гражданский путь? Это путь неповиновения, и мы, так или иначе, стоим на этом пути и будем неповиноваться действиям антинародным, противоречащим принципам защиты прав человека. Но при этом нельзя отвергать любых других возможностей воздействовать на эту прогнившую систему. Я, в частности, баллотировался на выборах, из-за различных причин, в том числе подтасовок, не прошел, но буду и дальше в этом направлении биться.

 

Программу мы должны оставить прежнюю; в связи с тем, что ситуация в стране изменилась, наш съезд может принять определенные резолюции, то есть признать, что тоталитарный строй остался, но он рушится; без наших усилий он не разрушится, но ситуация меняется.

 

КИРЕЕВ, Омск. Предлагаю: переименовать Демократический Союз в Радикально-Демократическую партию, и одновременно заявить о создании Демократического Союза политических партий - во-первых, мы сохраним единство партии, во-вторых, у нас будет идеальная фракционная структура, где роль фракций будут играть демократические партии. Вот в принципе все, что я хотел сказать.

 

ШEBEЛEB, Екатеринбург. Господа! В наших святцах, что в первую очередь стоит Декларация Прав Человека; и мы эту декларации прав своим слишком частым повторением "ненасилие" ополовинили. Я говорю о третьем параграфе преамбулы: "Принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона, в целях того, чтобы человек не был вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения"...

 

Весь земной шар живет под этой преамбулой, и это не является самим призывом к насилию, это ответ на узурпаторство. Именно такое поручение я выполняю от Екатеринбургской организации.

 

СТАРИКОВ, Москва. Граждане, очень хорошо выступивший товарищ Юрков из Якутска избавляет меня от необходимости еще раз сказать о том, что страшно мне, одному из основателей Демократического Союза, присутствовать при возможном, вероятном крахе, гибели, перерождении, позорном конце этой самой лучшей, самой радикальной, самой смелой политической партии сегодняшней России. (Смех, аплодисменты.)

 

Действительно, при окончательном выходе из тоталитарного режима, когда государственный корабль России выйдет из торосов на свободную воду, разделение Демократического Союза на ряд партий будет совершенно неизбежно.

 

Тенденция, которая была задана в феврале этого года, продвигается с большими, как выражается Горбачев, откатами назад: давление на Литву; состав президентского совета; то, что мы видим сейчас здесь, на Украине. Так что о разделении ДС не может быть и речи.

Это разделение де-факто или де-юре будет неизбежно, если будет принят проект авторской группы, этот длинный, этот немыслимый для чтения и усвоения проект, этот конспект марксистского реферата 20-ых годов. Это перепев марксизма, но не на уровне Карла Маркса, даже не на уровне очень неуважаемого нашего Ленина, а на уровне "Краткого курса" Сталина. (Аплодисменты).

 

Проект трактует о неизбежной борьбе, о неизбежных революциях, о неизбежных свержениях; о том, что только наша партия является правой, а все остальные предательскими, оппортунистическими. Мне стыдно будет глядеть в глаза людям, если они увидят, что под этой дешевкой, я, как член ДС, поставил свои подпись.

 

Есть такой вариант: для, так сказать, узкого ДС эту радикальную программу принять, а для ДС широкого принять каноническую программу партии, но мне кажется, что к таким динозаврам, которые подпишутся под "тесной" программой, нормальные люди не придут. Эти люди почувствуют естественную брезгливость от возможности общения с людьми, которые встанут под знамена т.н. "гражданского пути" - интересно, какой же путь еще есть? (Аплодисменты).

 

ПРИСТУПА, Воркута и Инта. Вот тут выступавшие говорили, что ДС в стране проделал огромную работу, у нас в стране завтра уже корабль свободы выйдет на простор и надо к этим условиям готовиться. ДС еще своей задачи на ближайший период не выполнил: просветительской работы.

 

Мы, общаясь с горняками, проводим с ними работу - и конечно, только когда эти люди будут политически подкованы, только тогда они в свои требования не только включат отмену шестой статьи конституции, но и созыв Учредительного Собрания. И то, что Воркута одна из первых включила четырнадцать пунктов политических требований, это тоже кое-какая лепта в нашей работе; но, тем не менее, я должен сказать, что работа в вопросе просвещения народа, она проделана пока еще малая. Поэтому нам здесь не нужно обольщаться нашими огромными успехами, нам в этом направлении нужно работать, и не давать воли эмоциям. (Аплодисменты).

 

АНАДЕНКО, Киев. Мне очень хочется говорить откровенно; я полагаю, что подошло время развода - о чем бы мы ни говорили, через какое-то время мы вынуждены будем разойтись. Весь вопрос надо сосредоточить на том, чтобы разойтись цивилизованно, не врагами, разойтись, чтобы можно было сотрудничать, чтобы можно было встречаться в будущем парламенте.

 

Я полагаю, что эпитеты о том, что это кризис, катастрофа - ничего подобного, это нормальное явление. У нас развод был заложен с момента формирования; мы росли, мы понимали ситуацию, и неизбежно кто-то остался на старых позициях, кто-то двинулся вперед, поэтому я полагаю, надо идти вперед, ничего здесь страшного нет.

 

Второй вопрос: позавчера собралась группа украинских организаций ДС, без всякого предварительного уведомления, о чем не знал, например, я, не знали другие члены ДС Украины, и принял решение о создании Украинского ДС. (Голос: не надо, вы же не знаете, вы не были). В том-то и дело. Я хочу поставить вас в известность, что я категорически против таких формирований. Благодарю вас.

 

СВИРИДОВ, Ишимбай (Башкирия). Дамы и господа! Обратите внимание: у нас уже свыше десятка партий создано - то есть никому ничего никуда не заказано. Но если кто-то не хочет состоять в партии, взгляды которой не разделяет - то ради Бога - никто ведь не мешает. Никто не мешает создавать партии солидаристов.

 

Естественно, я выступаю от имени партийной организации Башкирии, за то, чтобы делегатам голосовать за гражданский путь, а не гражданскую войну. Альтернатива гражданскому пути одна - это гражданская война - пока не будет гражданского общества, такое, как начало создаваться в прибалтийских республиках...

 

И если Виталий Шапран выдвигает себя в народные депутаты и считает, что может по-ленински быть "управляющим", а остальные будут "управляемыми", самый близкий путь - это к гражданской войне. Кстати сказать, такая общая демократическая организация в империи существует - это МАДО, которая пытается объединить всех и вся.

 

Все, я заканчиваю, и говорю, что действительно имеет смысл голосовать за тот проект программы, который представлен авторской группой.

 

НОВОДВОРСКАЯ, Москва. В мировой политической практике нет прецедентов, чтобы какая-то фракция не только хотела составить собственную программу, что ее законное право, но и отказывала бы партии, в которой она состоит, в праве на общую партийную программу.

Здесь представитель Воркуты спросил, чем отличается в двух словах гражданский путь от парламентского. Гражданский путь это честность, когда ты обращаешься к народу и стараешься ему по мере сил помочь и с властью у тебя не может быть ничего общего. А парламентаризм в рамках советского фашизма - это надругательство над 60 миллионами погибших, это коллаборационизм, который одинаково плохо звучит на всех языках. Вот это в двух словах. (Аплодисменты).

 

Я никогда не поверю, что желающие участвовать в выборах споткнулись о программу авторской группы. Эта программа не помешала нашим товарищам не только баллотироваться, но и проходить в советы - здесь дело не в этом. Программа - это система приоритетов, программа указывает путь, который приведет нас к успеху. А то, что люди должны пройти методом проб и ошибок, разбивая себе голову о все ловушки системы - это не приоритет, это их временные трудности, после которых они еще долго будут чесать себе в затылке.

 

И, наконец, я хочу сказать, что тот раскол, которым пугают нас, станет закономерным, если эту программу не принять, потому что организация не может остановиться в росте. Это ей переломает кости: опустить над ней потолок...

 

Вы знаете, Ельцина и Гдляна все равно не перекричать, по массовости и валу КПСС все равно не превзойти; даже без гражданского пути не набрать 20 миллионов. А если даже наберешь, то что будут делать эти 20 миллионов: дружно поднимать руки и сдаваться в плен? Стоит ли? (Аплодисменты).

 

ПЕТРАНОВСКАЯ, Ташкент. Во многих выступлениях сегодня звучали два опасения, едва ли не на уровне паники. Первое - что будет раскол; второе - что что-нибудь навяжут. Мне хотелось бы обратиться к этим двум опасениям.

 

Что касается раскола. Мне кажется, что в основании этого чувства лежит какое-то наше общее чувство какой-то обреченности на ДС. Можно подумать, что, вступив в ДС, мы обрекли себя навечно на эти две буквы, и что важней всего для нас - это целостность этих двух букв, и наша принадлежность к ним, и наша общность под ними.

 

Мне кажется, что важней всего для человека - его внутренние убеждения, его внутреннее развитие, если ему подходит партия, он ее выбирает и он в ней состоит. Если ему не подходит, он спокойно, по-хозяйски решает, что она ему не подходит. Вот и все, неужели кто-то пропадет, если вдруг окажется, что ДС ему перестал подходить.

 

Все-таки субъектом должен быть человек, а не организация. Организация - это совокупность людей, свободно объединившихся и свободно выбравших эту платформу, не более того. Это первое.

 

Дальше, как раз с этим напрямую связано то, что все боятся, что кто-то что-то навяжет. Если человек не уверен, что прежде всего его действия, его поступки, его будущее определяет то, как он будет развиваться, то, как будут развиваться его взгляды, ему кажется, что если примут все вместе, то дело кончится плачевно, ему придется соответствовать.

 

В связи с этим я хочу обратиться к идее гражданского пути, к одной из программ, которые сейчас предлагаются. Хотя сама я разделяю идею «гражданского пути» и принимала какое-то участие в написании этого текста, но при всем при том мне хотелось бы призвать всех к вдумчивости и осторожности.

 

Здесь очень часто говорили, это несколько раз звучало, что гражданский путь - это путь неповиновения. Я с этим не согласна. Гражданский путь - это не путь неповиновения прежде всего.

 

Гражданский путь - это путь свободы от этой системы. Неповиновение как самоцель - это не свобода. Неповиновение может стать такой же несвободой, как повиновение, если оно превращается в самоцель. Гражданский путь - это путь свободы, а свободным может стать только каждый лично, нельзя сказать, что мы организованно все принимаем решение и становимся свободными, это рабство.

 

Под такую программу я не совсем понимаю, как можно приходить организованно, коллективно, под такую программу можно приходить, как мне кажется, только лично, после того, как человек лично сделал выбор.

 

И поэтому, при всем при том, что вопрос уже возник, при всем при том, что он будет обсуждаться и голосоваться, я все-таки призываю всех внимательно подумать, возможно, все-таки под программу гражданского пути нужно приходить лично, и именно это будет решением вопроса о расколе.

 

Это избавит от страха и сделает прежде всего, хозяином человека, а не две буквы ДС (Аплодисменты).

 

СКРИПНИКОВ, Москва. Тут задавали вопрос, сегодня мы днем дискутировали, является ли парламентский путь каким-то ответвлением гражданского пути. Вопрос задавался конкретно - шел ли Сахаров по гражданскому пути или шел, в последние годы, по парламентскому пути. Бесспорно, что когда Сахаров, будучи членом Съезда депутатов, призывал организовать политическую забастовку, то он шел по гражданскому пути.

 

Возможен ли парламентский путь в наших условиях? Он просто невозможен, потому что парламент, как институт, не функционирует в данной структуре. Выдвигая идею Учредительного Собрания, которая содержится в шестой статье первого раздела, мы опять выдвигаем не саму идею - потому что идея, она пуста.

 

Важен путь достижения, важно становление личности, которая вырастает из этой борьбы. Только в борьбе может зародиться личность, гражданин. А правовое государство основывается на гражданах, на их объединениях, то есть на гражданском обществе, именно эти идеи были заложены в проект Программы.

 

ГРЕМИТСКИХ, Екатеринбург. Господа, я не понимаю, почему здесь все так боятся раскола партии - не раскол, а разделение. Мы расстанемся друзьями и будем сотрудничать.

 

Оппозиции сейчас бороться в парламенте не имеет смысла, потому что нас там просто сомнут - соглашательство с ними просто бессмысленно. И поэтому нужно бороться вне системы, бороться без них против них. (Аплодисменты).

 

ЭЛИОВИЧ, Москва. С чего я начну? Дело в том, что, с моей точки зрения, каждый из нас не может не знать, что эта система преступна. Об этом все знают. Но каждый имеет право делать свои выводы.

На мой взгляд, когда мы говорим: соглашатели, конформисты, коллаборационисты, это очень нездоровый симптом.

 

Второе. Исход из тоталитаризма может быть только в целом - это исход из всей системы тоталитарного сознания, тоталитарных отношений. Это не только неповиновение, оппозиция системе; то, что мы видим, что система плоха и т.д.

 

Самое главное, может быть, другое. Исход из тоталитаризма - это исход из тоталитаризма внутри себя. Носителем большевизма является не столько государственная деспотическая структура, сколько мы сами.

 

Наша страна стоит на перепутье, и Горбачев снял все тормозы, - и ничего, система не только стоит, она интенсивно развивается, происходит интенсивная фашизация общества. Поэтому не нужно думать априорно, что чем больше будет снято скреп, тем ближе мы будем к демократии.

Это не так, или, точнее, это скорей всего может оказаться не так. Например, я считаю, что очень опасна та тенденция, которая получила пока первые импульсы тенденция Ельцина, Гдляна и Иванова. Но это разговор на будущее.

 

Когда в 1988 году мы говорили, что Горбачев ведет страну к фашизму, все смеялись. Теперь об этом говорят многие. Конечно, не Горбачев ведет. Ведет сам народ, идет сам, потому что, простите, таковы мы все.

 

Итак, на мой взгляд, нам нужно преодолеть того большевика, который сидит в нас всех. Самое главное - путь. Гражданский путь - это термин Ганди и его последователей. Главное там - отказ от концепции цели и средств, от концепции подчиненности средств целям, главное - это путь. Нет цели и нет средств - главный вопрос - это сам человек. И вот отсюда уже можно куда-то идти, главное это наша внутренняя свобода.

 

Мы говорим о таком моменте, который мне резко не нравится. Тут говорится, что гражданский путь - это, может бить, не есть внесистемная оппозиция. Это означает, что мы делаем подставку, это преступление.

 

ДС уже все открыто называют бумажным тигром. Что вы хотите? - может быть, вы хотите этому бумажному тигру нарисовать яркие полоски, нашпиговать терминами "гражданский путь" - это хуже, мы даем идею и включаем ее в систему, мы дарим ее системе.

 

Очень опасная вещь - попытка навязать программу сверху, даже если у нас будет две трети. Получается, мы за человека решили, что он стоит на гражданском пути или уходит. А это неправильно.

 

Давайте откажемся от переписывания истории. Две цитаты, читаю нашу ныне действующую программу: "ДС поддерживает выдвинутый некоторыми политическими силами страны в данный период лозунг «Вся власть - Советам!», имея в виду такие Советы, которые, путем их парламентаризации"... - это парламентский путь, как видите «должны стать органами подлинного народовластия».

 

Это одна платформа. И тут же мы видим ниже, написано: «Если между народом и властью возникнет конфликтная ситуация из-за отказа правительства довести демократические реформы до конца, ДС будет требовать отставки правительства в результате всеобщей политической стачки». Это другая платформа.

 

Наша первая программа - это две уже партии; так давайте не переписывать историк, и давайте честно договоримся и все поделим no-честному. (Аплодисменты).

 

КИЕВСКИЙ, Владивосток. Господа, я очень обеспокоен был звучавшим ранее пессимизмом, по поводу скорого конца ДС, наступления гибели и прочее. Этого не произойдет, потому что в этой стране всегда есть люди, которые стоят на платформе глухой оппозиции, поэтому партия никогда не погибнет.

 

В последний год действительно ДС стал терять свое лицо. Я считай, что ДС должен быть маяком оппозиции. Только народ добивается своих свобод.

 

Сейчас наша страна идет по пути Германии, Болгарии до революции европейской, где была такая же либеральная многопартийность.

 

Я вам хочу привести пример из истории небезызвестный, когда была эпоха либерализации Александра Второго. В конечном итоге появилась радикальная партия, оппозиционная пресса, и первый удар монарха пришелся именно по ней.

 

Сейчас я хочу немного сказать по положению в нашей партии во Владивостоке. У нас появилась группа реформаторов, которые поставили своей целью баллотироваться, и два депутата прошло. Один депутат, не буду называть его фамилии, сказал, что если бы он не попал в парламент (который не является парламентом), то он бы шел по гражданскому пути. (Смех).

Я прихожу к выводу, что люди не хотят выходить из ДС только потому, что не хотят терять эту марку. Я полностью поддерживаю программу гражданского пути, прозвучало прекрасное имя Махатмы Ганди, который, кстати, никогда не являлся представителем власти.

 

И еще я хочу сказать, может быть, это шокирует публику, мне кажется, что в программе еще должен быть пункт о сексуальных свободах. (Смех).

 

КАЗАКОВ, Нижний Новгород. Глядя на сегодняшний наш разговор, вы знаете, мне радостно. Хотелось бы поздравить вас, граждане господа, с совершеннолетием. Мы перестали быть птенчиками, которым необходимо быть в одном гнезде.

 

Ответ Старикову - он сказал, что это, может быть, похороны ДС. Да, похороны ДС. Но заодно и рождение новых партий. (Аплодисменты, возмущенные выкрики).

 

Единственное, что нам мешает, это так называемый наш политический капитал. Мне кажется, мы все дорожим нашим политическим капиталом, и нашей шапкой, которая называется «Демократический Союз».

 

С помощь этой шапки легче вести за собой. Но мне хотелось бы сейчас обратиться не к сторонникам реформаторского, а к сторонникам гражданского пути. Мы собираемся вести за собой, или хотим, чтобы каждый решил для себя, идти по этому пути или не идти?

Конечно, самым было бы честным, и я это хотел предложить, как Элиович, поступить по примеру «Земли и Воли». Да, взять другое название, не в этом дело. (Аплодисменты).

 

(На этом на второй день прения прекращены. Съезд продолжил свою работу 2 мая).

 

Назад